Исключительное право и фундаментальные права человека: возможно ли избежать конфликта?




Первые итоги работы Суда по интеллектуальным правам: взлеты и падения, общий вектор развития

02 Ноября 2015
В.А. Мещеряков,
главный советник
ООО «Юридическая фирма Городисский и Партнеры»
 
 


"Журнал Суда по интеллектуальным правам", №10, декабрь 2015 г., с.62-75 - часть 1

"Журнал Суда по интеллектуальным правам", №11, март 2016 г., с.105-129 - часть 2


1. Процесс создания Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), общая оценка результатов его работы.


В процессе создания СИП различными специалистами, имеющими хотя бы какое-либо отношение к области интеллектуальной собственности, высказывались самые разнообразные мнения о целесообразности его создания. Разночинная юридическая публика, включая адвокатские круги, в основном понаслышке осведомленная о том, что предоставлению правовой охраны изобретениям, товарным знакам и некоторым иным объектам промышленной собственности предшествует какая-то формально-техническая административная процедура «регистрации», - отнеслась к идее создания СИП в целом с глубоким скепсисом, как к еще одной, избыточной судебной структуре, предназначенной для рассмотрения малого объема споров, которые не заслуживают «специализированного» судебного внимания и успешно рассматриваются самим административным органом (Роспатентом), а также существующими судебными инстанциями.

В среде патентных поверенных, как и не обремененных этим званием, но специализирующихся в сферах приобретения правовой охраны на объекты промышленной собственности и споров, относящихся к охраноспособности этих объектов, а также к нарушению исключительных прав на эти объекты, мнение о целесообразности создания СИП в целом заметно смещалось в сторону одобрения, но с некоторым опасением у ряда представителей указанной среды специалистов того, что если судьи СИП действительно приобретут достаточно высокий уровень профессионализма в вопросах охраноспособности объектов промышленной собственности и установления фактов незаконного использования этих объектов, то станет затруднительным выигрывать споры в расчете на некомпетентность судей и назначения судом «независимой экспертизы».

Общеизвестной является и конкуренция, которую порой трудно отнести к добросовестной, между двумя ветвями судебной власти: судами общей юрисдикции и арбитражными судами. На данном этапе эта конкуренция завершилась фактически ликвидацией Высшего Арбитражного Суда РФ. Предстоит принятие единого гражданского процессуального кодекса. В этом турбулентном процессе возникла тревога о возможной ликвидации и СИП. К настоящему времени эта тревога поубавилась и, в частности, СИП в ситуации рассмотрения им кассационных жалоб нетрадиционно «встроили» в первую кассационную инстанцию перед второй, образованной в Верховном Суде РФ.

Особое место в оценке целесообразности создания СИП занимали представители Роспатента. Официальная позиция - одобрительная, как говорят, не нуждается в комментариях, но не без тревоги за перспективу своей деятельности, если СИП займет независимую от Роспатента позицию в части применения положений закона и особенно применения положений ведомственных нормативных правовых актов самого Роспатента, а также оценки соответствия этих положений закону. Да еще при этом, если судьи СИП каким-либо образом научатся оценивать и научно-технические аспекты споров без классического назначения «независимой патентно-технической» экспертизы, особенно в части объектов патентных прав, и при этом не будут ориентироваться на часто высказываемую представителями Роспатента позицию, что лучше Роспатента в отечестве никто не способен оценить охраноспособность объектов промышленной собственности.

Такое разнообразие мнений и позиций приведено мною для того, чтобы показать действительную значимость создания СИП как специализированного суда, перед которым стоит задача профессионально овладеть знаниями и приобрести необходимый опыт в применении этих знаний, составляющих фундамент, если угодно, профессии оценки охраноспособности объектов промышленной собственности, а также связанной с этой оценкой профессии установления фактов незаконного использования этих объектов. Специфическая особенность этих профессий заключается в том, что знания, необходимые для овладения ими, относятся как к праву, при этом весьма специфическому, так и к технике, при чем в любой области естественных наук. При этом во многих случаях разделять эти знания на правовые и технические, распределив их рассмотрение между юристами и «технарями», невозможно без риска получить неверные выводы при общем выводе о патентоспособности объектов или установлении фактов нарушения патентов. Создание специализированного суда в области интеллектуальной собственности, как показывает зарубежный опыт, обеспечивает условия, в которых даже судьи (юристы по образованию), систематически участвуя в рассмотрении споров этой категории и постоянно общаясь с коллегами – «технарями» (как это имеет место в Патентном суде ФРГ), приобретают такой уровень знаний в тех или иных областях техники, который позволяет им понимать сущность исследуемых их коллегами–«технарями» фактических (технических) обстоятельств при рассмотрении споров о патентоспособности и формировать свою точку зрения в оценке этих обстоятельств, а не внутреннее убеждение, не основанное на знаниях. Сформировав такую судебную структуру, можно создать условия для обеспечения правильного и единообразного применения административными и судебными органами специфических и многоаспектных положений законодательства в области интеллектуальной собственности, а также адекватного применения научно-технических знаний в процессе указанной правоприменительной деятельности. Весь опыт работы в отечественном патентном ведомстве (Госкомизобретений СССР, Роспатент), начиная с должности рядового патентного эксперта ВНИИ государственной патентной экспертизы (правопредшественник ФИПС) и до статс-секретаря-заместителя генерального директора Роспатента; а также опыт общения с коллегами из зарубежных патентных ведомств и специализированных судов, в частности, патентного ведомства ФРГ и Патентного суда ФРГ, - однозначно свидетельствуют о том, что создать в стране такую систему условий для успешной правоприменительной деятельности в данной области правоотношений невозможно без создания специализированного суда в этой области. Это подтверждает и современный вектор развития судебных систем высокоразвитых стран мира.

Это в настоящее время с очевидностью подтверждают и даже первые итоги работы СИП, которые по естественным причинам, неизбежным для любого творческого процесса, характеризуются как взлетами, так и падениями. За короткий срок деятельности (более полутора лет) СИП приобрел такую высокую популярность и уважение среди специалистов, в первую очередь, специализирующихся в сфере споров об охраноспособности объектов промышленной собственности, а также профессиональную боязнь представителей Роспатента перед прогрессивно растущими профессионализмом и авторитетом судей СИП; что даже специализирующийся в области интеллектуальной собственности состав Арбитражного суда г. Москвы и используемая при этом форма привлечения специалистов в качестве арбитражных заседателей, что преподносилось как качественно новое и принципиально важное организационное решение проблем специализации судей в рассмотрении споров данной категории; ушли в далекое прошлое, фактически не оставив заметного прогрессивного следа в истории развития отечественной судебной практики в данной области. Следы, действительно заметные и профессионально значимые в данной области, оставил Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, создав ряд важных, как мне представляется, в основном, обоснованных прецедентов и правовых позиций по применению соответствующих и неоднозначных положений нормативно-правовой базы, регулирующей данную область правоотношений.

Даже по прошествии указанного короткого периода становления СИП стало само собой разумеющимся профессионально правильное и достаточно уверенное овладение его судьями такими общими, но и специфическими вопросами патентной экспертизы, как методологические подходы к оценке патентоспособности изобретений, а в целом – основными положениями патентной экспертизы, - как в части методологии, так и ее процедуры проведения.

Заметно изменилась в СИП и процедура судебного разбирательства в части оценки научно-технических вопросов. Системно появляются случаи, когда СИП, оценивая научно-технические обстоятельства споров о патентоспособности, не назначает традиционную экспертизу, привлекая вместо этого консультантов, - как по процедуре привлечения специалиста на судебное заседание для устных консультаций, так и по процедуре направления специалистам письменного запроса. Практика показывает, что эти новые процессуальные формы привлечения специалистов для указанных целей нуждаются в системном организационном совершенствовании, но они, как представляется, имеют явное преимущество над традиционной формой назначения экспертизы в части точности, адекватности, системности и доступности для понимания судьями необходимых разъяснений по этим техническим вопросам, а также весьма тесно, я бы сказал, органически связанных с ними методологическим вопросам патентной экспертизы. Собственно говоря, сам замысел создания процессуального института специалистов-консультантов, в отличие от экспертизы, назначаемой судом, направлен на удовлетворение потребности судей, специализирующихся именно в области интеллектуальной собственности, не принимать заключение эксперта по внутреннему убеждению – на веру, а попытаться с помощью специалиста-консультанта самому разобраться хотя бы в логике суждений об исследуемых технических обстоятельствах.

На мой взгляд, безусловно обоснованным является и вектор развития в практике СИП, направленный на оценку судьями СИП полноты исследований обстоятельств дел, приведенных в оспоренных решениях Роспатента, а также обжалованных в кассационном порядке решениях арбитражных судов по делам о нарушении исключительных прав. В ряде случаев СИП признает недействительность решений Роспатента, мотивируя это неполнотой содержащихся в этих решениях исследований обстоятельств, направляя дело на его повторное рассмотрение Роспатентом. На мой взгляд – это принципиально важное и правильное направление в работе СИП, создающее общепринятую в наиболее развитых странах мира, а также традиционно существовавшую у нас в стране систему, предусматривающую следующий баланс распределения объемов исследований при оценке охраноспособности объектов промышленной собственности, особенно объектов патентных прав, проводимых патентным ведомством и судебными органами: основной объем этих исследований осуществляет патентное ведомство, а суды в основном осуществляют оценку содержащихся в решениях патентного ведомства доказательств. При этом объем проводимых патентным ведомством исследований должен быть настолько полным, чтобы не создавать условия для неоднократного возвращения судами дел в патентное ведомство по причине неполноты этих исследований из Роспатента в СИП и обратно. Здесь необходимо отметить, что именно такому подходу последнее время настойчиво противоборствует Роспатент, пытаясь на уровне закона, а в основном на уровне подзаконных ведомственных актов, провести положения, предоставляющие ему право рассматривать возражения (споры в административном порядке) в существенно ограниченном объеме, о чем приведена информация в разделе данной публикации, в котором комментируются грядущие проблемы.

Этот подход не менее важен и, как показывает практика, эффективно используется СИП при рассмотрении кассационных жалоб на решения арбитражных судов по спорам о нарушении исключительных прав. Замысел рассмотрения СИП таких споров в качестве кассационной инстанции заключается в создании условий для выработки правильного и единообразно применяемого толкования арбитражными судами положений законодательства, а также и адекватной оценки судами научно-технических обстоятельств при установлении фактов использования изобретений и иных объектов промышленной собственности. Однако последнему условию противоречит ограничение кассационной инстанции переоценивать фактические обстоятельства, установленные арбитражными судами, поскольку во многих случаях предметом споров данной категории являются именно фактические обстоятельства. В этих спорах, особенно в части объектов патентных прав, системной проблемой для судов является адекватное применение научно-технических знаний при установлении фактов использования этих объектов. Мне представляется бесспорно удачным концептуальный подход, применяемый СИП, когда он, не переоценивая эти обстоятельства, отменяет решения арбитражных судов и возвращает дело на новое рассмотрение, мотивируя свое решение неполнотой исследований, на основании которых арбитражные суды установили те или иные фактические обстоятельства, фактически показывая судам основания, свидетельствующие об ошибочной или частично неверной оценке установленных судами фактических обстоятельств.

Такая выше прокомментированная система профессионально компетентного разрешения споров данной категории не рассматривалась ранее в судах, в том числе Арбитражном суде г. Москвы.

За этот исторически короткий период деятельности СИП ему удалось своими решениями установить единичные прецеденты в части применения нормативно установленных положений, регулирующих вопросы патентной экспертизы, что, безусловно, способствует выработке правильных и единообразно применяемых подходов к толкованию этих положений всеми участниками споров данной категории...


С продолжением теста статьи Вы сможете ознакомиться из pdf.pdf