Новости

27 февраля
В досудебной претензии необязательно указывать конкретную сумму компенсации за нарушение исключительных прав

Истец просил взыскать компенсацию за нарушение исключительных прав на товарные знаки и персонажи произведения. До обращения в суд он направил ответчику претензию. В ней были воспроизведены нормы ГК РФ о размере компенсации, определяемом по усмотрению суда (от 10 тыс. до 5 млн руб.).
Суд по интеллектуальным правам признал, что в этом случае обязательный досудебный порядок урегулирования спора соблюден. Пусть даже в претензии не указан конкретный размер компенсации.
Во-первых, сумма компенсации определяется правообладателем по своему выбору.
Во-вторых, в конечном итоге сумма взыскиваемой компенсации устанавливается судом исходя из характера нарушения. Законодательством предусмотрены лишь минимальный и максимальный пределы.
Кроме того, истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер своих требований.
 
27 февраля 2017

В досудебной претензии необязательно указывать конкретную сумму компенсации за нарушение исключительных прав

Истец просил взыскать компенсацию за нарушение исключительных прав на товарные знаки и персонажи произведения
27 февраля
Правила по использованию музыкальных произведений: концерт - не официальная церемония

ГК РФ позволяет публично исполнять правомерно обнародованное музыкальное произведение без согласия автора (иного правообладателя) и без выплаты вознаграждения.
Такое допустимо во время официальной или религиозной церемонии либо похорон в объеме, оправданном ее характером.
По применению этих норм в отношении концерта Суд по интеллектуальным правам указал следующее.
Понятия "концерт" и "официальная церемония" имеют разное смысловое значение.
Официальная церемония происходит от имени государства, а также регионов, органов местного самоуправления. При этом обязательное условие правомерности действий пользователя в подобном случае - объем использования, который должен быть необходимым и достаточным для проведения соответствующей процедуры.
Выход за обозначенные законом пределы, например публичное исполнение произведений в перерывах церемонии либо на мероприятии, непосредственно предшествующем или следующим за ней, требует получения разрешения правообладателя на общих основаниях.
Таким образом, когда речь идет об объеме, оправданном характером церемонии, музыкальное произведение не является основным объектом восприятия, оно должно быть лишь фоном.
Концерт же, по сути, является музыкально-зрелищным, т. е. увеселительным мероприятием. При этом музыкальные произведения имеют основное значение, а не служат указанным фоном.
 
27 февраля 2017

Правила по использованию музыкальных произведений: концерт - не официальная церемония

ГК РФ позволяет публично исполнять правомерно обнародованное музыкальное произведение без согласия автора (иного правообладателя) и без выплаты вознаграждения
27 февраля
Проверка заявок на выдачу патента на изобретение или полезную модель на предмет наличия гостайны: проект изменений

Планируется скорректировать правила, в соответствии с которыми проверяется, есть ли в заявках на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в России, сведения, составляющие гостайну.
Так, проверке подлежат заявки, поданные в Роспатент российскими юрлицами или гражданами, в том числе международные заявки, поданные в соответствии с Договором о патентной кооперации, и те, которые представляются через Роспатент в соответствии с Евразийской патентной конвенцией.
Предлагается проверять также заявки, поданные через Роспатент в соответствии с Женевским актом Гаагского соглашения о международной регистрации промышленных образцов.
Напомним, что указанный акт планируется ратифицировать.
 
27 февраля 2017

Проверка заявок на выдачу патента на изобретение или полезную модель на предмет наличия гостайны: проект изменений

Планируется скорректировать правила, в соответствии с которыми проверяется, есть ли в заявках на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в России, сведения, составляющие гостайну
27 февраля
 
Практическая конференция ОКЮР «Что в имени тебе моём? Как выстроить систему средств индивидуализации компании и защитить их»

16 февраля 2017 г. эксперты ОКЮР в области интеллектуальной собственности, представители Роспатента, Суда по интеллектуальным правам и Государственной Думы обсудили вопросы построения эффективной системы средств индивидуализации компании.

А. Нестеренко, президент ОКЮР, в приветственном слове подчеркнула, что репутация и имя компании принадлежат к ее главным ценностям. Грамотно скомплектованный портфель средств индивидуализации в комплексе с продуманным механизмом их защиты способны содействовать росту стоимости компании и обеспечить ее устойчивость в жесткой конкурентной борьбе.

В начале первой части конференции выступил В. Калятин, главный юрист по интеллектуальной собственности РОСНАНО. Он изложил положения доклада Светланы Усольцевой, ведущего советника отдела гражданского законодательства Департамента экономического законодательства Министерства юстиции РФ, в котором были отмечены изменения гражданского законодательства, расширяющие спектр возможностей защиты товарного знака, в том числе закрепление в Гражданском кодексе РФ таких институтов, как астрент и эстоппель, а также реализацию принципа добросовестности в обязательственных отношениях в сфере интеллектуальных прав.

Были затронуты вопросы практической реализации Постановления Конституционного Суда от 13 декабря 2016 г. № 28-П, допустившего в некоторых случаях установление размера компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак меньше низшего предела, а также проект федерального закона о внесении соответствующих изменений в Гражданский кодекс РФ.

Продолжили тему защиты бренда эксперты юридической фирмы Squire Patton Boggs О. Безрукова, партнёр и руководитель практики в сфере интеллектуальной собственности, и Сергей Трещёв, партнёр и руководитель практики судебных споров. Докладчики сфокусировали внимание аудитории на вопросах борьбы с нарушениями исключительных прав на товарный знак третьими лицами, дали практические рекомендации по предоставлению доказательств реального использования товарного знака и заинтересованности истца в прекращении правовой охраны товарного знака, а также по вопросам взыскания компенсации за незаконное использование товарного знака.

Особое внимание было уделено использованию совокупности доказательств, подтверждающих коммерческую заинтересованность в использовании спорного товарного знака для однородных товаров и/или услуг, в частности - подтверждение намерения использовать, она включает:


- наличие собственной заявки на регистрацию товарного знака в отношении обозначения, идентичного или сходного до степени смешения с оспариваемым обозначением и заключение экспертизы с указанием противопоставленного оспариваемого товарного знака, как препятствующего регистрации;
- включение спорного товарного знака в состав фирменного обозначения, принадлежащего истцу;
- наличие в других странах регистраций, принадлежащих истцу и т.п.

Возможность использования спорного товарного знака подтверждается предоставлением таких доказательств приготовления к использованию, как наличие соответствующего производства, лицензии и т.п.

В дискуссии на тему "Проблемы выявления нарушителей и подражателей" приняли участие Е. Ковальчук, начальник сектора правового сопровождения внешних коммуникаций и работы с интеллектуальной собственностью, Сбербанк, Никита Полозов, директор юридического департамента CANON, и Роман Рогалёв, директор по юридическим вопросам, Руст Россия.

Е. Ковальчук отметила, что Сбербанк сталкивается с нарушениями как в офлайн-, так и в онлайн-среде. Например, в 2015 г. в Москве открылся офис компании "Сберкасса", и не только название, но и вывеска которой могли ввести пользователей в заблуждение относительно наличия связи между данной компанией и Сбербанком.

Проблема, с которой столкнулся Сбербанк в данном случае, - сложность выявления нарушителя.

По мнению Е. Ковальчук, со сложностями установления нарушителей, к которым можно предъявить претензию и иск, компании сталкиваются часто. Например, если администратором домена является физическое лицо, данные о нем в WhoIs часто закрыты, и регистраторы отказывают в предоставлении таких данных со ссылкой на закон о персональных данных. По той же причине социальные сети отказываются раскрывать сведения о владельцах сообществ в социальных сетях.

В связи с этим Е. Ковальчук предлагает направлять регистраторам доменных имен адвокатские запросы, а к социальным сетям - обращаться с требованием об удалении нарушающего контента.

Н. Полозов согласился, что нарушителей не всегда легко выявить, так как зачастую на веб-сайте интернет-магазина либо вовсе нет информации о юридическом лице либо указанное лицо не является реальным продавцом. Оптимальный инструмент для определения личности продавца – контрольная закупка, которая во многих случаях раскрывает личность нарушителя.

Однако, по опыту Н. Полозова, наиболее опытные нарушители выстраивают многоуровневые договорные схемы, с помощью которых они прикрывают основное лицо, выставляя его лишь исполнителем чужой воли, не имеющим никакой возможности проконтролировать, чем и как они торгуют. Большинство таких схем достаточно легко прочитывается юристами, однако привлечение к ответственности нарушителя по-прежнему затруднительно.

Р. Рогалев также отметил трудности в возбуждении уголовных и административных дел по вопросу незаконного использования средств индивидуализации. Докладчик привлек внимание слушателей к проблеме производства контрафактного алкоголя и привел яркие примеры из практики борьбы с нарушителями и подражателями в сфере производства алкогольной продукции.

Н. Гуляева, партнер и руководитель практики интеллектуальной собственности, медиа и технологий Хоган Лавеллз, рассказала о способах защиты бренда в сети Интернет, органично соединив в своем выступлении анализ актуальной практики правоприменения и практические рекомендации правообладателям.

Н. Гуляева отметила, что помимо неавторизованного использования товарного знака (фирменного наименования) непосредственно на веб-сайте есть другие виды нарушений, требующие от компаний большой изобретательности в построении защиты.

По мнению Н. Гуляевой, инструменты, предлагаемые Федеральным законом "О защите конкуренции" могут быть использованы и уже не раз были успешно использованы против подражателей, т.е. в тех случаях, когда нарушитель намеренно пытается создать впечатление о причастности к деятельности другой (обычно более известной) компании.

Н. Гуляева обратила внимание на то, что на практике для борьбы с киберсквоттингом компании часто практикуют защитный киберсквоттинг, а именно регистрируют в ряде юрисдикций доменные имена, которые идентичны ключевым товарным знакам компании и настраивают переадресацию на свой основной веб-сайт (например, .com). Однако в России, если компания не присутствует физически, использование (переадресация) доменных имен .ru, .su, .рф влечет за собой риск признания того, что компания фокусирует свою деятельность на территории Российской Федерации, а значит, по мнению Минкомсвязи, подпадает под действие Федерального закона "О персональных данных". Минимизация данного риска возможна путем регистрации домена (при условии наличия прав на товарный знак) без его использования. Так будет легче доказать, что деятельности, направленной на территорию России, нет, а регистрация доменных имен преследовала лишь цель защиты от киберсквоттеров.

Далее А. Костыра, руководитель юридической практики Санкт-Петербургского офиса EY, и А. Иванюшин, старший менеджер компании, рассказали о критериях выбора оптимального способа и стратегии защиты прав на средства индивидуализации в зависимости от цели правообладателя. Преимущества обращения в суд с гражданско-правовым иском сравнивались с обращением в антимонопольную службу, также речь шла о выборе стратегии и предмета доказывания: формальное нарушение или общая недобросовестность. Это сравнение было проиллюстрировано важным судебными решениями в сфере защиты товарных знаков, в том числе из практики EY. Также речь зашла о справедливости и пропорциональности требований об обязательном соблюдении досудебного претензионного порядка. В некоторых случаях при отказе суда от применения предварительных обеспечительных мер необходимость претензионного порядка существенно снижает возможность эффективной защиты права. Например - в делах о параллельном импорте.

В. Химичев, председатель 2-го судебного состава Суда по интеллектуальным правам, рассказал о ключевых тенденциях в судебной практике, связанной с защитой прав на средства индивидуализации. Докладчик акцентировал внимание на позициях Суда по интеллектуальным правам касательно дел о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака при банкротстве правообладателя, включая определение подсудности по данной категории споров. В докладе была затронута и проблема номинального (символического) использования товарного знака как способа защиты от досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием. Этот вопрос был рассмотрен Президиумом Суда по интеллектуальным правам, который указал на необходимость учета совокупности обстоятельств, подтверждающих реальное использование товарного знака. Кроме того, как следует из судебной практики, правообладатель лишается права на защиту товарного знака при отсутствии фактического использования товарного знака, так как попытку получить такую защиту следует рассматривать как злоупотребление правом.

Л. Кирий, заместитель руководителя Роспатента, осветила актуальные вопросы правовой охраны средств индивидуализации и промышленных образцов.

Л. Кирий отметила, что приоритетной задачей Роспатента является сокращение сроков рассмотрения заявок на товарные знаки и промышленные образцы. Докладчица сообщила, что с целью сокращения сроков рассмотрения заявок на товарные знаки были скорректированы подходы экспертизы по использованию информации из сети Интернет при проверке заявленного обозначения на соответствие положениям подп. 1 п. 3 ст. 1483 ГК РФ. Экспертам рекомендовано не использовать информацию из непроверенных источников, в т.ч. форумов, социальных сетей, энциклопедий и справочников, не являющихся электронными версиями издательской продукции (например, сайт «Википедия»).

Кроме того, Л. Кирий рассказала о выработанных Советом по качеству Роспатента подходах к оценке способности промышленного образца ввести в заблуждение потребителя изделия в отношении производителя или места производства изделия (п. 5 ст. 1352 ГК РФ). Так, при наличии товарного знака, имеющего более ранний приоритет, сравнение с ним промышленного образца должно осуществляться с учетом семантического значения словесных элементов, включенных в промышленный образец и в товарный знак. Следует также оценивать однородность товаров, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, и назначения промышленного образца.

Вторую часть конференции открыл В. Калятин докладом "Выбор стратегии защиты бренда". Он обратил внимание аудитории на то, что фирменный цвет и форма товара также часто крайне важны для компании, и их регистрация в качестве товарного знака возможна. Здесь нужно учитывать, что не допускается регистрация основных цветов; цветов, определяемых техническими причинами; естественных цветов материалов; цветов, имеющих сигнальное значение.

Докладчик также напомнил про такие инструменты, как общеизвестный и коллективный товарные знаки.

В. Калятин посоветовал отслеживать действие товарных знаков; мониторить "нежелательные" средства индивидуализации, используемые третьими лицами; бороться с "видовым" использованием товарного знака в целях предотвращения утраты товарным знаком различительной способности; определить размер вознаграждения при внутрикорпоративном лицензировании, а также определить условия авторизованного использования товарного знака третьими лицами (создать "брендбук").

В дискуссии, касающейся построения защиты бренда на мультиюрисдикционном уровне, выступили Л. Алимова, советник по интеллектуальной собственности Россия/Евразия, Нестле, и О. Шмаракова, руководитель направления по нормативно-правовой работе Дирекции по правовым вопросам ПАО "Газпром нефть".

Л. Алимова посоветовала не использовать подход "охватить весь мир" и не регистрировать товарные знаки во всех юрисдикциях на начальном этапе проекта. По ее мнению, лучше сфокусироваться на приоритетных юрисдикциях, отталкиваясь в том числе от экспортных планов компании.

О. Шмаракова представила подходы к защите бренда на мультиюрисдикционном уровне. Она подчеркнула, что возможности по защите бренда зависят от конкретного региона или страны. Так, в зависимости от наличия или отсутствия локальных подразделений компании и конкретных юристов изменяются и показатели административных издержек на борьбу с нарушением, что было продемонстрировано на примерах стран СНГ, Ближнего Востока, Сербии.

В дискуссии на тему "Локализация бренда" участвовали А. Шкарина, директор по юридическим вопросам Юнилевер Русь, и Н. Гусева, старший юрист Mercedes-Benz Russia.

Н. Гусева рекомендовала проводить тщательный поиск сходных товарных знаков перед подачей заявок, а также анализировать, не использованы ли данные обозначения другими лицами.

А. Шкарина рекомендовала до запуска бренда провести поиск не только по товарным знакам, но также и поиск по промышленным образцам. Кроме того, крайне важно обеспечить конфиденциальность любой информации о запуске бренда до совершения всех необходимых действий, направленных на его защиту. Заблаговременно стоит подумать и о дальнейших планах развития бренда, а также о необходимости регистрации товарных знаков в странах потенциального экспорта.

М. Дивина, партнер Бейкер и Макензи, обратила внимание аудитории на актуальность вопросов распоряжения правами на товарные знаки, т.к. они могут повлечь за собой множественные практические проблемы, например с точки зрения налогового и таможенного законодательства. М. Дивина отметила, что исключительное право на товарные знаки имеет свои пределы. В частности, таким ограничением исключительного права на товарный знак является исчерпание права, т.е. ситуация, когда товары под товарными знаками введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

Заключение лицензионных договоров на товарные знаки в том случае, когда права на товарные знаки уже использованы, к тому же выплата лицензионных платежей по таким договорам зачастую влечет за собой претензии налоговых органов. Докладчица порекомендовала избегать заключения лицензионных договоров и выплаты роялти в ситуации, когда права на товарные знаки исчерпаны.

Также М. Дивина посоветовала внимательно отнестись к вопросу включения лицензионных платежей в таможенную стоимость импортируемых товаров и отметила возросшее внимание таможенных органов в проблематике лицензионных договоров и поставок брендированных товаров.

А. Серебрийская, руководитель департамента корпоративного права и интеллектуальной собственности Росинтер Ресторантс Холдинг, рассказала о порядке использования средств индивидуализации в рамках договора коммерческой концессии: необходимости конкретизации способов использования средств индивидуализации, указания классов МКТУ, в отношении которых предоставляется право использования товарных знаков; использовании "бренд-буков"; предварительного согласования рекламных материалов, содержащих средства индивидуализации; включения в договор обязательства не использовать словесные элементы товарного знака в фирменном наименовании пользователя и т.д. При этом помимо определения порядка использования товарного знака также крайне важно согласовать процесс взаимодействия правообладателя и пользователя при выявлении нарушения со стороны третьих лиц и при предъявлении претензий к пользователю.

Финальным стало выступление Ольги Рузаковой, заместителя руководителя аппарата Комитета Государственной думы по государственному строительству и законодательству, обратившей внимание на недостаточное правовое регулирование в Российской Федерации таких средств индивидуализации, встречающихся в зарубежных правопорядках, как географические указания и указания происхождения товара. Докладчик представила существующие критерии разграничения географических указаний, указаний происхождения товара и наименований мест происхождения товара, а также предусмотренные международными договорами специальные способы защиты прав на такие обозначения.

Также О. Рузакова сообщила о новых законодательных инициативах в сфере интеллектуальной собственности, которые находятся на рассмотрении Государственной Думы.

Аудитория проявила активное участие в работе конференции, решением вопросов к панелистам и дискуссии в перерывах между сессиями. Ежегодная конференция ОКЮР по интеллектуальной собственности, как всегда, охватила актуальные вопросы правоприменения и дала участникам богатую пищу для размышления.

 
27 февраля 2017

Практическая конференция ОКЮР «Что в имени тебе моём? Как выстроить систему средств индивидуализации компании и защитить их»

16 февраля 2017 г. эксперты ОКЮР в области интеллектуальной собственности, представители Роспатента, Суда по интеллектуальным правам и Государственной Думы обсудили вопросы построения эффективной системы средств индивидуализации компании
22 февраля
Определяем сходство товара с товарным знаком и персонажем произведения: основные критерии

Ответчик настаивал на том, что реализованный им товар не сходен до степени смешения с чужими товарными знаками и персонажем иллюстрированного литературного произведения.
Суд по интеллектуальным правам отклонил эти доводы, руководствуясь следующим.
Наличие внешнего сходства является лишь одним из обстоятельств, которые учитываются при установлении факта использования (воспроизведения, переработки) объектов исключительных прав.
Основное значение имеют характерные отличительные признаки, легко узнаваемые всеми: имя, внешний вид и иные символы, позволяющие узнавать героя произведения, формирующие его образ.
При этом наличие или отсутствие дополнительных, второстепенных по своей сути, элементов (атрибутов, аксессуаров) образа персонажа не может повлиять на вывод о сходстве.
Принципиальное значение имеет общее впечатление от сопоставления соответствующих объектов.
 
22 февраля 2017

Определяем сходство товара с товарным знаком и персонажем произведения: основные критерии

Ответчик настаивал на том, что реализованный им товар не сходен до степени смешения с чужими товарными знаками и персонажем иллюстрированного литературного произведения
22 февраля
 
Дорогие ролики

Судом по интеллектуальным правам рассмотрена кассационная жалоба общества с ограниченной ответственностью «ЭДИЛ-ИМПОРТ» на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, которым удовлетворено исковое требование компании ЮСИЭФ Партнерс Лимитед о защите исключительных прав на рекламные видеоролики в виде взыскания компенсации.
Обращаясь в суд с иском о взыскании 461 640 000 рублей, истец рассчитал компенсацию исходя из количества показов всех аудиовизуальных произведений на трех телеканалах, с учетом их рейтингового коэффициента. 5-ти секундные ролики, по сведениям истца, выходили в эфир 17357 раз.
Решением Арбитражного суда города Москвы требования компании ЮСИЭФ Партнерс Лимитед оставлены без удовлетворения. Суд посчитал, что статус истца как правообладателя в отношении роликов не доказан; истец не доказал количество воспроизведений спорных роликов на телеканалах.
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и согласился с представленным истцом расчетом, взыскав с ответчика 461 640 000 рублей компенсации. При этом апелляционная инстанция согласилась с истцом в том, что в расчете правомерно учтен рейтинговый коэффициент каждого телеканала.
В кассационной жалобе общество «ЭДИЛ-ИМПОРТ» ссылалось на неполное исследование судом апелляционной инстанции доказательств и установление фактических обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, несоответствие выводов, изложенных в постановлении, обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального и процессуального права.
Доводы заявителя о неправомерном принятии судом апелляционной инстанции новых доказательств не нашли поддержки в суде кассационной инстанции. В то же время, по мнению Суда по интеллектуальным правам, заслуживает внимания довод кассационной жалобы о том, что судом апелляционной инстанции неправомерно определена сумма взысканной компенсации исходя из представленного истцом расчета. Апелляционной инстанцией при определении размера компенсации не было установлено, какой видеоролик, когда и сколько раз выходил в эфир и на каком телеканале. Нет выводов о том, все ли из десяти видеороликов выходили в эфир. В нормах действующего законодательства не содержится указаний на необходимость определения размера компенсации с учетом количества повторов видеороликов на телеканале, нарушающих исключительные права правообладателя.
При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции пришёл к выводу, что обжалуемый судебный акт был принят с нарушением норм материального права и подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Публикацию мотивированного текста постановления можно рассмотреть в соответствующей карточке дела.
Ламбина В.С.,
помощник судьи
 
22 февраля 2017

Дорогие ролики

Судом по интеллектуальным правам рассмотрена кассационная жалоба общества с ограниченной ответственностью «ЭДИЛ-ИМПОРТ» на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, которым удовлетворено исковое требование компании ЮСИЭФ Партнерс Лимитед о защите исключительных прав на рекламные видеоролики в виде взыскания компенсации
22 февраля
 
Матрица. Перезагрузка не прошла

Решением Суда по интеллектуальным правам от 17.02.2017 решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 21.10.2016 о частичном отказе в государственной регистрации товарного знака со словесным элементом «МАТРИЦА» по заявке № 2014737499 оставлено в силе.
Индивидуальный предприниматель Батршина Гузель Радиковна (далее – предприниматель) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 21.10.2016 об отказе в удовлетворении возражения, поданного в отношении решения Роспатента от 18.03.2016, в части отказа в государственной регистрации товарного знака по заявке № 2014737499 в отношении услуг 35-го и части услуг 37-го классов в отношении услуг 35-го и части услуг 37-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, учрежденной Ниццким соглашением, заключенным в 1957 году (далее – МКТУ).
Судом установлено, что 07.11.2014 в Роспатент от предпринимателя поступила заявка № 2014737499 на регистрацию комбинированного товарного знака со словесным элементом «МАТРИЦА».
Правовая охрана по названной заявке испрашивалась для товаров и услуг 35-го, 36-го и 37-го классов МКТУ.
Решением Роспатента (заключение формальной экспертизы от 18.03.2016) было принято решение о государственной регистрации товарного знака по заявке № 2014737499 только в отношении услуг 36-го и части услуг 37 классов МКТУ, в регистрации названного товарного знака в отношении услуг 35-го и части услуг 37-го классов МКТУ было отказано по мотивам ее несоответствия требованиям статей 1477, 1481 и пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).
Отказывая предпринимателю в удовлетворении заявленного требования, Роспатент руководствовался тем, что предприниматель уже обладает исключительным правом на тождественный товарный знак по свидетельству Российской Федерации № 307006, состоящий из словесного элемента «МАТРИЦА» и изобразительного элемента в виде стилизованного изображения фасада здания, зарегистрированный в отношении однородных услуг 35, 36-го и 37-го классов МКТУ, в связи с чем заявленное обозначение в силу статей 1477 и 1481 ГК РФ не может быть фактически повторно зарегистрировано в качестве товарного знака на имя того же заявителя, поскольку предпринимателю не может быть предоставлено еще одно исключительное право на тот же, по сути, товарный знак и в том же объеме правовой охраны.
Обжалуемым ненормативным правовым актом Роспатента от 21.10.2016 в удовлетворении возражения заявителя от 08.04.2016 против решения формальной экспертизы было отказано по тем же мотивам.
Будучи несогласным с названным решением Роспатента от 21.10.2016, предприниматель обратилась в Суд по интеллектуальным правам за судебной защитой нарушенного права.
Суд по интеллектуальным правам, рассмотрев заявление предпринимателя, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований. Суд поддержал выводы, сделанные Роспатентом в оспариваемом ненормативном правовом акт, а также отклонил доводы заявителя по следующим основаниям.
Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 названной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.
Между тем, правообладатель может на основании статей 1233 и 1236 ГК РФ самостоятельно распорядиться исключительными правами на тождественные товарные знаки путем предоставления разным лицам исключительных лицензий.
Таким образом, разным лицам могут быть предоставлены исключительные лицензии на один и тот же, по сути, товарный знак, что, в свою очередь, прямо противоречит основной функции товарного знака, установленной пунктом 1 статьи 1477 ГК РФ – индивидуализировать товары (услуги) юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.
Более того, предусмотренная Кодексом возможность отчуждения товарного знака, может повлечь существование двух тождественных товарных знаков, принадлежащих разным лицам в отношении одних и тех же услуг, что в свою очередь, прямо противоречит индивидуализирующей функции товарного знака.
Вместе с тем судебная коллегия отметила, что действующее законодательство не содержит положений, которые бы запрещали одному лицу обладать исключительными правами на серию товарных знаков.
Между тем заявление по спорной заявке на регистрацию обозначения, тождественного имеющемуся товарному знаку и в отношении тех же услуг, то есть фактически одного и того же средства индивидуализации, не свидетельствует о намерениях предпринимателя обладать серией товарных знаков, поскольку под серией товарных знаков, как это следует из правовой позиции высшей судебной инстанции, изложенной в пункте 33 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, понимается совокупность знаков, принадлежащих одному правообладателю, зависимых друг от друга, связанных между собой наличием одного и того же доминирующего элемента, имеющих фонетическое и семантическое сходство, а также несущественные графические отличия, не изменяющие сущность товарных знаков.
Довод предпринимателя о том, что ссылка Роспатента на противоречие регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака природе исключительного права не основана на нормах материального права, судебной коллегией отклонена, как основанная на неверном толковании норм права самим заявителем.
При этом судебная коллегия отметила следующее.
Из положений пункта 2 статьи 1496 ГК РФ следует, что если заявки на тождественные товарные знаки в отношении совпадающих полностью или частично перечней товаров поданы одним и тем же заявителем и эти заявки имеют одну и ту же дату приоритета, товарный знак в отношении товаров, по которым указанные перечни совпадают, может быть зарегистрирован только по одной из выбранных заявителем заявок.
Фактически данной нормой права законодатель предусмотрел, что не может быть два или три исключительных права, одинаковых по содержанию, на один и тот же объект, поскольку в ином случае право перестает быть исключительным.
Повторное предоставление исключительных прав на тот же самый объект правовой охраны противоречит самому характеру признания прав, поскольку для наделения носителя какими-либо правами достаточно одного раза фиксации соответствующего правового факта.
Вместе тем статьей 1481 ГК РФ предусмотрено, что свидетельство на товарный знак удостоверяет исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве, то есть очевидно, что исключительное право удостоверяется только одним документом.
Как следует из системного анализа вышеуказанных норм права, на каждый товарный знак, то есть обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается единое по своему характеру исключительное право. Таким образом, действующее законодательство не предусматривает возможности признания на один и тот же товарный знак нескольких исключительных прав.
Между тем признание множества исключительных прав на один и тот же объект в пределах одной юрисдикции противоречило бы абсолютной природе исключительных прав и повлекло бы за собой невозможность обособления товарного знака как объекта гражданских прав и исключительных прав на него.
В связи с вышеизложенным Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

С документами по делу можно ознакомиться по данной ссылке.
Ларшин Р.В.,
помощник судьи
 
22 февраля 2017

Матрица. Перезагрузка не прошла

Решением Суда по интеллектуальным правам от 17.02.2017 решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 21.10.2016 о частичном отказе в государственной регистрации товарного знака со словесным элементом «МАТРИЦА» по заявке № 2014737499 оставлено в силе
21 февраля
 
Сказ о России и Китае

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 17.02.2017 решение Арбитражного суда Томской области от 15.08.2016 по делу № А67-3407/2016 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 7 по Томской области – без удовлетворения.
Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 7 по Томской области (далее – административный орган, инспекция) обратилась в Арбитражный суд Томской области с заявлением об обязании закрытого акционерного общества «Русско-китайская инвестиционная компания по развитию торгово-промышленного сотрудничества в Томской области» (далее – общество, (сокращенное фирменное наименование общества – ЗАО «Роскитинвест»)) привести свое фирменное наименование в соответствие с пунктом 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), а также в месячный срок после вступления решения суда в законную силу обязать общество представить в регистрирующий орган заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы этого юридического лица.
Установив, что в данном конкретном случае содержащееся в сокращенном фирменном наименовании ответчика сокращение «Рос» представляет собой устойчивое общеизвестное буквенное сочетание, сокращенное от «Российский», «Россия», вызывающее стойкую ассоциацию потребителя с участием государства в деятельности организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности заявленных инспекцией требований об обязании общества внести в названной части соответствующие изменения в свои учредительные документы.
Вместе с тем суд первой инстанции не усмотрел правовых оснований для удовлетворения заявленных требований в полном объеме.
Не согласившись с решением суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований, истец обратился в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда в части отказа в исключение слова «Кит», так как это сокращенное наименование иностранного государства «Китай» – отменить, в этой части заявленные требования удовлетворить.
Суд апелляционной инстанции, выводы суда первой инстанции в обжалуемой части поддержал.
При этом суд апелляционной инстанции указал, что вопреки положениям части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих, что в фирменном наименовании ЗАО «Роскитинвест» содержится сокращение, производное от официального наименования иностранного государства, в том числе Китайской Народной Республики.
Будучи несогласной с судебными актами суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции, инспекция обратилась в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, указывая на нарушение судами норм материального права, а также на несоответствие обжалуемых судебных актов судебной практике, просила их отменить и принять по делу новый судебный акт, которым заявленные требования удовлетворить в полном объеме.
В частности, по мнению заявителя кассационной жалобы, сокращенное наименование общества содержит сокращение «КИТ», что представляет собой устойчивое общеизвестное буквенное сочетание, сокращенное от «Китай», вызывающее стойкую ассоциацию потребителя с участием иностранного государства в деятельности организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в интересах иностранного государства.
При этом заявитель кассационной жалобы полагал, что судами не принято во внимание постановление Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации и метрологии от 14.12.2001 № 529-СТ «О принятии и введении в действие Общероссийского классификатора стран мира», в котором под кодом 156 указана страна Китай, в связи с чем обозначение «КИТ», используемое в сокращенном наименовании ответчика, является производным от наименования указанного иностранного государства, что является нарушением положений подпункта 1 пункта 4 статьи 1473 ГК РФ.
Суд по интеллектуальным правам, рассмотрев довод, изложенный в кассационной жалобе, о том, что в сокращенном фирменном наименовании общества (ЗАО «Роскитинвест») включено сокращение, производное от официального наименования иностранного государства (Китайская Народная Республика), пришел к выводу, что данный довод уже был предметом исследования со стороны суда апелляционной инстанции и нашел свою оценку, в силу чего был отклонен судом кассационной инстанции.
При этом судебная коллегия отметила, что кассационная жалоба не содержит указания на наличие в материалах судебного дела доказательств, которым не была бы дана правовая оценка со стороны судов, тому обстоятельству, что сокращение «Кит» представляет собой устойчивое общеизвестное буквенное сочетание, сокращенное от слова «Китай».
При указанных обстоятельствах суд кассационной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции являются законными и отмене не подлежат.

С документами по делу можно ознакомиться по данной ссылке.
Ларшин Р.В.,
помощник судьи
 
21 февраля 2017

Сказ о России и Китае

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 17.02.2017 решение Арбитражного суда Томской области от 15.08.2016 по делу № А67-3407/2016 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 7 по Томской области – без удовлетворения
21 февраля
 
Применение положений статьи 1508 Гражданского кодекса Российской Федерации в административных правоотношениях

Управление внутренних дел обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.10 Кодекса об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).
Суды первой и апелляционной инстанции, удовлетворяя заявленные требования и привлекая предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ, исходили из того, что с позиции рядового потребителя обозначения, имеющиеся на контрафактном товаре (чехлах для мобильных телефонов), находящегося на реализации у лица, привлекаемого к административной ответственности, сходны до степени смешения с общеизвестными товарными знаками компании; установлены признаки контрафактности продукции; вина предпринимателя является доказанной; существенные процессуальные нарушения при производстве по делу об административном правонарушении отсутствуют.
Также суды применили нормы статьи 1508 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), сославшись, что правовая охрана общеизвестного товарного знака распространяется также на товары, неоднородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, а также на то, что обозначения, нанесенные на товар, реализуемый предпринимателем (чехлы для сотовых телефонов), ассоциируется у потребителей с обладателем исключительных прав на общеизвестные товарные знаки и может ущемить законные интересы такого обладателя.
Суд по интеллектуальным правам, рассматривая настоящий спор в качестве суда кассационной инстанции, не согласился с применением судами норм статьи 1508 ГК РФ, указав, что норма части 2 статьи 14.10 КоАП РФ, учитывая административный характер правоотношений, в которых находятся государственный орган и лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может толковаться расширительно; объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ, составляют действия по производству в целях сбыта либо реализации товара, содержащего незаконное воспроизведение чужого товарного знака или сходных с ним обозначений только для однородных товаров; действие пункта 3 статьи 1508 ГК РФ применяется к правоотношениям, носящим гражданско-правовой характер (например, в случае взыскания компенсации на нарушение исключительного права на общеизвестный товарный знак).
Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для исследования вопроса однородности контрафактного товара (чехлы для мобильных телефонов) товарам, в отношении которых зарегистрированы товарные знаки правообладателя.

Более подробно с обстоятельствами дела можно ознакомиться в карточке дела здесь.
Мельникова А.А.,
помощник судьи
 
21 февраля 2017

Применение положений статьи 1508 Гражданского кодекса Российской Федерации в административных правоотношениях

Управление внутренних дел обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.10 Кодекса об административных правонарушениях
21 февраля
Лицензионный договор признается заключенным, если между сторонами отсутствует спор по этому поводу и они его фактически исполняли

Суд по интеллектуальным правам счел, что лицензионный договор является заключенным. Пусть даже в нем самом и в приложениях к нему отсутствует условие о размере причитающегося лицензиару вознаграждения или порядке его определения.
В соответствии с ГК РФ при отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным.
Между тем в спорном случае лицензионный договор фактически исполнялся сторонами. Между ними не было спора о его заключенности.
Таким образом, непосредственно сами стороны совместными действиями по исполнению лицензионного договора и отсутствием каких-либо претензий друг к другу подтверждают его заключенность.
 
21 февраля 2017

Лицензионный договор признается заключенным, если между сторонами отсутствует спор по этому поводу и они его фактически исполняли

Суд по интеллектуальным правам счел, что лицензионный договор является заключенным. Пусть даже в нем самом и в приложениях к нему отсутствует условие о размере причитающегося лицензиару вознаграждения или порядке его определения