Блокировка сайтов за нарушения авторских прав в России: обзор основных проблем применения антипиратского закона

23 Июня 2020
А.С. Кузьмина,
магистр «Права Информационных Технологий и Интеллектуальной Собственности»
Национального исследовательского университета Высшей Школы Экономики,
старший юрист Semenov&Pevzner
 
 

Проблема онлайн-пиратства в России остается практически нерешенной. В апреле 2019 г. Россия вновь вошла в список стран, предоставляющих спорный уровень охраны объектам интеллектуальной собственности и требующих определенных изменений и улучшений (Priority Watch List of the Special 301 Report, подготовленного US Trade Representative1). Многие пиратские сервисы, управляемые из России, зачастую доступны по всему миру и тем самым наносят большой ущерб индустрии.

Несмотря на это Россия предпринимает важные шаги к развитию положений об охране объектов авторских и смежных прав онлайн и борьбе с нелегальными ресурсами. Пакет поправок в антипиратский закон позволил правообладателям блокировать крупнейшие пиратские ресурсы. На практике данные меры достаточно эффективны в борьбе с трафиком пиратских сайтов – как правило, посещаемость заблокированного сайта снижается на 50-90% в течение 1-2 месяцев после вступления в силу решения суда. Кроме того, за 2019 г. уровень пиратства снизился почти на 27%2.

Тем не менее правообладатели зачастую сталкиваются с проблемой незаконного обхода судебных блокировок различными методами. Сайт-нарушитель имеет возможность сменить доменное имя с фактическим сохранением IP-адреса и иных значимых технических параметров. Создание зеркал-копий, переход сайта на новый домен, включение автоматической переадресации (редиректа), размещение способов обхода блокировок в социальных сетях, поощрение пользователей применять пиратские сервисы – все это можно отнести к способам обхода судебных блокировок.

С правовой точки зрения проблема заключается в том, что зачастую правообладатели ограничены в возможности обращения к более широким мерам по ограничению доступа к противоправным ресурсам; к примеру, стоит пиратскому сайту переехать на схожий по наименованию домен, и правообладатель уже не сможет получить решение суда о постоянном ограничении доступа к сайту за нарушение авторских прав. Еще одним последствием данной проблемы является невозможность блокировать последующие зеркала пиратского ресурса.

К сожалению, в текущем российском законодательстве отсутствует механизм оперативного пресечения деятельности пиратских сайтов, которые незаконно обходят блокировки до того, как заявитель получит второе решение суда против одного и того же домена.

Прежде следует описать порядок ограничения доступа к сайтам информационно-телекоммуникационной сети Интернет за нарушение авторских и (или) смежных прав.

Перманентная блокировка сайтов: процессуальные аспекты

В России после вступления в силу Федерального закона № 187-ФЗ у правообладателей фильмов появилась возможность ограничения доступа к противоправному материалу через Мосгорсуд и Роскомнадзор. На основании ст. 144.1 ГПК РФ Мосгорсуд в течение суток после подачи заявления правообладателя рассматривает и принимает предварительные обеспечительные меры, а Роскомнадзор исполняет данное определение суда.

В соответствии с п. 3 ст. 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (Закон об информации) основанием для блокировки ресурса является заявление правообладателя в Роскомнадзор о принятии мер по ограничению доступа к ресурсу, распространяющему материалы с нарушением исключительных прав. При этом заявление должно сопровождаться документами, подтверждающими права заявителя на объект исключительных прав и факт использования в сети Интернет соответствующего объекта авторских или смежных прав.

Роскомнадзор, в свою очередь, после получение уведомления от правообладателя и определения суда о принятии предварительных обеспечительных мер, определяет провайдера хостинга и направляет уведомление с указанием наименования спорного произведения. В течение одного рабочего дня провайдер хостинга обязан уведомить владельца сайта о необходимости удаления противоправного контента в течение одного рабочего дня. Если противоправный контент не удален, провайдер хостинга обязан сам ограничить доступ к соответствующему ресурсу. Если же в течение трех рабочих дней данный контент также не удаляется, Роскомнадзор предпринимает меры по блокировке информационного ресурса на уровне операторов связи путем внесения информации о сетевом адресе, доменном имени и URL в специальный реестр (Реестр НАП), на основании которой оператор должен ограничить доступ либо к противоправной информации либо, в случае невозможности, ко всему ресурсу в целом. В случае отмены судебного определения или решения Роскомнадзор уведомляет хостинг-провайдера и операторов связи об отмене мер по ограничению доступа к ресурсу.

В 2015 г. антипиратский закон распространился на иные объекты авторских и смежных прав, кроме прав на фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, а также предусмотрел возможность вечной блокировки сайтов, которые неоднократно нарушают авторские или смежные права правообладателей.

Так, согласно п. 3 ст. 26 ГПК РФ в случае рассмотрения Мосгорсудом дела, производство по которому было возбуждено по иску истца после вступления в силу решения, вынесенного тем же судом в пользу того же истца по другому делу о защите авторских и(или) смежных прав в сети Интернет, Мосгорсуд разрешает вопрос о постоянном ограничении доступа к сайту, на котором неоднократно и неправомерно размещалась информация, содержащая объекты авторских и (или) смежных прав, или информация, необходимая для их получения с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет. Порядок ограничения доступа к сайту на постоянной основе регламентирован ст. 15.6 Закона об информации.

Здесь следует сделать несколько оговорок.

Во-первых, ограниченный на постоянной основе сайт не может быть разблокирован, и п. 2 ст. 15.6 Закона об информации не предусматривает никаких исключений. Ограничение доступа к сайту может быть снято только в случае отмены такого решения суда вышестоящим судом.

Во-вторых, ограничение доступа к сайту на постоянной основе является правом, а не обязанностью Мосгорсуда, в связи с чем суд потенциально может свободно квалифицировать тот или иной ресурс как подлежащий блокировке или нет. На практике достаточно одного вступившего в силу решения суда против одного и того же доменного имени, чтобы суд удовлетворил требования заявителя об ограничении доступа к сайту на постоянной основе.

В-третьих, Мосгорсуд не указывает способ ограничения доступа к сайту ни в определении о принятии предварительных обеспечительных, ни в окончательном решении, лишь прописывая формулировку «обязать хостинг-провайдера сайта, Роскомнадзор и иных лиц прекратить создание технических условий, обеспечивающих размещение, распространение и иное использование объекта на сайте». Провайдеры могут сами определять способы ограничения доступа к контенту3, и Мосгорсуд не конкретизирует такие способы, что схоже с практикой европейских судов4.

Перечень способов ограничения доступа к сайту установлен Приказом Роскомнадзора от 14 декабря 2017 г. № 249 и разработан для операторов связи, которые осуществляют блокировку: 1) блокирование по URL (Uniform Resource Locator); 2) блокирование по IP адресу; 3) блокирование по домену (DNS). При этом Роскомнадзор может рекомендовать операторам связи обращаться к тому или иному способу ограничения доступа. Иные способы ограничения доступа прямо запрещены5.

Следует отметить, что этот порядок является универсальным, то есть применяется для ограничения доступа к любой информации в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе для ограничения доступа к пиратским ресурсам.

За неисполнение требований по ограничению доступа в установленном порядке операторы связи могут привлекаться к административной ответственности (ст. 13.34 КоАП РФ) в виде штрафа до 100 000 руб., а систематические нарушения могут привести к аннулированию лицензии на услуги связи и запрет осуществлять деятельность в качестве оператора связи.

Ограничение доступа к копиям заблокированных сайтов («зеркалам») осуществляется исключительно в административном порядке Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ (Минсвязи).

Термин «зеркало» в Законе об информации не упоминается. Однако ст. 15.6-1 Закона об информации использует термин «копия заблокированного сайта», то есть «сайт, сходный до степени смешения с сайтом сети Интернет, доступ к которому ограничен по решению Московского городского суда в связи с неоднократным и неправомерным размещением информации, содержащей объекты авторских и (или) смежных прав, или информации, необходимой для их получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, в том числе сети Интернет».

Порядок признания сайта «копией заблокированного сайта» установлен Постановлением Правительства РФ № 1225 от 07 октября 2017 г.6 Согласно данному порядку сайт признается копией экспертом Минсвязи на основании одного или нескольких критериев:

-

общие признаки внешнего сходства копии заблокированного сайта и самого сайта (шаблон, цветовая гамма, расположение элементов);

-

сходство доменных имен копии заблокированного сайта и самого сайта;

-

сходство наименований копии заблокированного сайта и самого сайта;

-

совпадение размещенной на копии заблокированного сайта и самом сайте информации, содержащей объекты авторских и (или) смежных прав, или информации, необходимой для их получения с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (полностью или в части);

-

совпадение учетных записей (аккаунтов) пользователей копии самого сайта и заблокированного сайта, необходимых для аутентификации и предоставления доступа к их личным данным и настройкам;

-

признаки технического взаимодействия копии заблокированного сайта и самого сайта, в том числе автоматическая переадресация пользователей с заблокированного сайта, синхронизация индекса положений копии заблокированного сайта и заблокированного сайта в поисковой выдаче, использование одной системы управления, резервирование имен на сетевом адресе;

-

совпадение контактных данных администраторов копии заблокированного сайта и заблокированного сайта.

Данный перечень является открытым, а критерии достаточно гибкими – потенциально, копией заблокированного сайта может признаться не только классическое «зеркало», например, сайт с переадресацией), но и аффилированные с оригинальным доменом сайты (действующие под одним логотипом, схожие по дизайну, контенту или контактами администратора). Зеркала блокируются по тем же техническим принципам, что и оригинальные сайты.

Блокировка сайтов за нарушение авторских прав: опыт ЕС

Наиболее примечательным является европейский опыт ограничения доступа к сайтам за нарушение исключительных прав, который сейчас плотно развивается в сторону довольно гибкого и эффективного подхода.

В Европейском союзе на уровне директив предусматривается возможность обязать операторов связи (Интернет-провайдеров (Internet Service Providers (ISPs)) предотвращать нарушения исключительных прав в соответствии с национальным законом (ст. 12 Директивы об электронной коммерции7). Согласно ст. 18 Директивы об электронной коммерции, правообладатель может получить судебный приказ (включая обеспечительные меры), направленные на прекращение нарушения и предотвращение дальнейшего нарушения законных интересов третьих лиц. Однако такой приказ не должен накладывать на провайдера обязанность проводить мониторинг информации, которую передает или хранит провайдер, либо обязанность активно искать факты или обстоятельства, свидетельствующие о противозаконной деятельности, связанной с использованием услуг провайдера (ст. 15 Директивы)8.

На практике ограничение доступа к ресурсам реализуется, когда провайдер, в отношении которого вынесено решение, обязуется заблокировать доступ к сайтам, а также иным аффилированным доменам или IP-адресам, созданным впоследствии. Иногда такие судебные решения носят временный характер, то есть устанавливают обязанности провайдеров на определенный срок, а далее смотрят эффективность блокировок (как правило, это применяется к прямым трансляциям спортивных мероприятий9). Такой вид ограничения доступа к сайтам за нарушение исключительных прав называется «динамической блокировкой» и часто применяется в практике европейских судов или административных органов с некоторыми критериями и оговорками, которые будут подробнее рассмотрены.

В соответствии с ст. 8(3) Директивы 2001/29 страны-участницы могут возлагать на провайдеров обязанность предпринять действия, направленные на пресечение или предупреждение нарушений авторских прав, включая удаление незаконной информации или предотвращение доступа к ней10. В соответствии со ст. 3 Директивы 2004/48 такие меры должны быть эффективными, соразмерными и сдерживающими; должны применяться таким образом, чтобы избежать создания барьеров для законной торговли, а также должны предусматривать систему сдержек и противовесов, предупреждающих возможность злоупотребления такими мерами11.

Законность ограничения доступа к сайтам Европейским судом была подробно рассмотрена в деле UPC Telekabel Wien v Constantin Film Verleih GmbH12, в котором сайт kino.to предоставлял возможность онлайн просмотра фильмов. Истец обратился в суд Вены с требованием к Интернет-провайдеру ограничить для своих пользователей доступ к данному сайту. На основании п. 1а ст. 81 Закона об авторском праве и смежных правах Австрии, суд вынес предписание ограничить доступ к сайту kino.to, заблокировать его по IP-адресу и домену, а также ограничить доступ к другим IP-адресам сайта kino.to, которые могут быть известны провайдеру.

Провайдер оспорил данное решение в апелляционной инстанции, которая отменила решение в части предписания конкретных способов ограничения доступа к сайту, отметив при этом, что провайдер доступа может быть обязан ограничить доступ к сайту только в случае самостоятельного выбора способа ограничения.

Однако провайдер также не согласился с данным решением и подал жалобу в Верховный суд Австрии. В жалобе он указал, что судом первой инстанции не было доказано, что услуги провайдера использовались для нарушения авторских прав, а также не была доказана связь между провайдером и владельцами сайта kino.to. Кроме того, он отметил, что меры, направленные на ограничение доступа к сайту, будут слишком дорогостоящими и неэффективными. Верховный суд Австрии направил запрос для разъяснений в Европейский Суд Справедливости (CJEU) следующих вопросов: правомочен ли суд обязать провайдера доступа принять меры для ограничения доступа к сайту и будет ли законным ограничение доступа к сайту нарушителю.

CJEU указал, что судебный приказ на ограничение доступа к сайту может быть вынесен даже для предотвращения нарушений в будущем. Кроме того, CJEU указал, что ограничение доступа к сайту должно рассматриваться отдельно от вопроса ответственности провайдера доступа и что судебный приказ об ограничении доступа к сайту может быть вынесен, даже если провайдер не может быть привлечен к ответственности за нарушение исключительных прав. Это означает, что правообладателю не требуется неоднократно доказывать факт нарушения его прав пользователями.

Касательно вопроса законности ограничения доступа с точки зрения прав пользователей и провайдера, суд указал, что ограничение доступа к сайту может быть обоснованным, если такая мера соблюдает справедливый баланс между охраной исключительных прав и правом пользователей на доступ к информации. В частности, в каждом отдельном случае суды должны проверять, повлечет ли ограничение доступа к сайту-нарушителю блокировку правомерной информации, при этом ограничение доступа должно сопровождаться правом пользователей на защиту в суде своих интересов при ограничении доступа к Интернет-ресурсам.

Относительно прав провайдеров суд указал, что при наложении мер на провайдера суды должны дать последнему выбор способа ограничения доступа к сайту, который провайдер сможет избрать самостоятельно в соответствии с наличием у него технологий и средств. Поэтому, если провайдер в соответствии со своими возможностями принимает конкретные меры, достаточные для ограничения доступа к сайту, такие меры должны считаться достаточными и обоснованными в контексте европейского законодательства.

Таким образом, как показывает практика CJEU, обязанность ограничить доступ к сайтам может быть возложена на провайдера доступа даже на предотвращение нарушений в будущем, при этом такое ограничение будет считаться законным и обоснованным, если оно не затрагивает права пользователей на законный доступ к информации, и такие меры ограничивают доступ только к нелегальному контенту.

Для подробного рассмотрения обоснованности и законности блокировки сайтов с точки зрения прав пользователей необходимо также обратиться к делу Neij and Sunde Kolmisoppi v Sweden, рассмотренному ЕСПЧ13.

Администраторы известного файлообменника-пирата The Pirate Bay были признаны шведским судом виновными в нарушении авторских прав, на что администраторы подали жалобу в ЕСПЧ на основании того, что такое уголовное обвинение нарушает свободу получения и распространения информации согласно ст. 10 Европейской конвенции по правам человека. ЕСПЧ, в свою очередь, указал на три условия, соблюдение которых нужно для законного ограничения права на доступ к информации. Во-первых, такое ограничение должно быть предусмотрено законом; во-вторых, ограничение должно быть направлено на достижение законной цели; в-третьих, ограничение должно быть необходимым для достижения такой цели в демократическом обществе. В данном случае ЕСПЧ определил, что ограничение доступа к информации преследует законную цель – защиту авторских прав, то есть защиту прав третьих лиц в контексте ст. 10 Конвенции. Что касается третьего условия, ЕСПЧ также посчитал, что защита авторских прав является необходимостью. Таким образом, в данном деле ЕСПЧ пришел к выводу, что привлечение администраторов сайта к уголовной ответственности не противоречит ст. 10 Конвенции и не нарушает права на информацию.

Что касается национальных судов стран-участниц ЕС, на практике их решения могут отличаться, в частности по вопросам обоснованности, законности и эффективности ограничения доступа к сайтам. Во Франции у судов доминирует точка зрения, что на провайдеров можно возлагать обязанности по предотвращению даже повторного появления нелегального контента, в отношении которого провайдер уже получал уведомление от правообладателя. Например, в деле Andre Rau v Google and Aufeminin.com, Апелляционный суд Парижа указал, что как только провайдер был уведомлен правообладателем о нарушении, он обязан имплементировать любые возможные для него технические средства для предотвращения нарушений в будущем14.

Недавним ярким примером судебной практики, имплементировавшей динамическую блокировку сайтов, было решение шведского суда по делу AB Svensk Filmindustri v Telia Sverige AB против пиратских ресурсов The Pirate Bay, Byafilm, Fmovies. В данном судебном решении суд, со ссылками на практику CJEU по похожим делам (27 марта 2014 г., С-314/12 UPC Telekabel Wien, 07 июля 2016 г., C-494/15 Tommy Hilfiger) обосновал ограничение доступа к сайтам с точки зрения эффективности, законности и обоснованности, в том числе против сайтов, которые не были доступны пользователям на момент рассмотрения дела, но могли стать доступными в будущем. Кроме того, в данном деле шведский суд применил принципы динамической блокировки ресурсов, указав на возможность по данному судебному решению ограничивать доступ к прямо не поименованным в заявлении истца ресурсам (сайтам целиком или URL), которые использоваться или будут использоваться исключительно или преимущественно для обхода блокировки основного пиратского ресурса15.

В других европейских странах суды применяют схожие принципы ограничения доступа к сайтам за нарушения исключительных прав. Так, в Великобритании возможность принятия судебного приказа Высоким судом против провайдера услуг в случае, если провайдер услуг обладает фактическим знанием о том, что его услуги используются для нарушения авторских прав, установлена в ст. 97А Copyright, Designs and Patents Act 1988 Великобритании16. Процедура ограничения доступа к сайтам за нарушение исключительных прав в Великобритании достаточно быстрая, заявление правообладателя рассматривается без вызова сторон по делу (от 1 до 3 месяцев). Суду достаточно признать, что принятие мер по ограничению доступа к сайту будет достаточным и пропорциональным

Наиболее известным делом, в котором английским судом был применен подход динамической блокировки, было Twentieth Century Fox v British Telecommunications (BT) PLC, где Высокий суд пришел к выводам, что судебный приказ, предписывающий ограничение доступа к сайту, может быть выдан даже если провайдер не признан виновным в нарушении авторских прав, и такой судебный приказ не будет равнозначен общей обязанности проводить мониторинг трафика; такой судебный приказ слишком узок и достаточно пропорционален, чтобы ограничивать право на свободу информации17.

В этом деле обеспечительные меры были направлены на IP-адреса и ссылки URL и обязывали провайдера использовать существующую у провайдера технику для мониторинга и удаления контента. Следует также отметить, что суд, рассматривая вопрос о фактическом знании провайдера доступа о том, что его услуги используются для нарушения авторских прав, указал, что ст. 97А Copyright, Design and Patents Act 1988 не предусматривает необходимости наличия знания провайдера о конкретном правонарушении или пользователе, который совершил правонарушение; достаточно, если провайдер обладает знанием об использовании его услуг для нарушения авторских прав. В итоге суд предписал British Telecom изменить настройки используемой им системы ограничения доступа к сайтам (Cleanfeed), чтобы заблокировать доступ к сайту нарушителю.

В некоторых европейских странах существует административная процедура ограничения доступа к сайтам, нарушившим исключительные права. Так, в Италии заявления правообладателей об ограничении доступа к сайтам за нарушения исключительных прав рассматривает государственный орган AGCOM (Italian Authority for Communications)18. В течение 35 дней AGCOM выносит предписание провайдерам ограничить доступ к пиратским ресурсам, а если ресурс содержит большое количество противоправного контента или в отношении такого сайта AGCOM уже выносилось предписание, то заявления правообладателей могут быть рассмотрены по ускоренной процедуре в течение 12 дней. В случае когда сервер, на котором размещается противоправный контент, находится в Италии, AGCOM напрямую предписывает хостинг-провайдеру удалить контент и принять меры против его повторного размещения. Если же сервер расположен за пределами Италии, AGCOM лишь вправе обязать итальянских операторов связи ограничить доступ ко всему домену, IP-адресу или к конкретному URL. AGCOM также ведет реестр заблокированных сайтов, по которому операторы связи блокируют доступ к пиратским сайтам.

Итальянская процедура ограничения доступа к сайтам в некоторых аспектах похожа на российскую. Тем не менее AGCOM также применяет принципы динамической блокировки сайтов – когда правообладатель получил предписание AGCOM об ограничении доступа ко всему сайту (либо конкретному контенту), правообладатель должен лишь уведомить AGCOM о новых пиратских доменах, IP-адресах или ином способе обхода блокировки, а AGCOM обязует провайдеров заблокировать к ним доступ.

Административная процедура блокировки сайтов не ограничивает правообладателей обращаться в национальный суд (в том числе за обеспечительными мерами) который также применяет процедуру динамической блокировки.

Итак, в европейских странах как суды ЕС, так и национальные суды и государственные органы поддерживают достаточно логичный динамический принцип ограничения доступа к сайтам, которые неоднократно нарушают исключительные права, заключающийся в специальном судебном (иногда административном) порядке вынесения предписания провайдерам и (или) иным информационным посредникам ограничить доступ как к оригинальным доменным именам, указанным в заявлении правообладателя, так и другим доменным именам, которые не упомянуты в заявлении, но используются исключительно или преимущественно для обхода блокировки оригинального доменного имени.

Проблемы судебных блокировок a la russe

Российский антипиратский закон в определенной степени является уникальным в контексте обязательного получения двух судебных решений против одного и того же доменного имени. Ни суды, ни закон не используют механизм динамической блокировки сайтов. Процедура ограничения доступа к сайтам за нарушения исключительных прав является достаточно формализованной, что в целом характерно для российского правового поля. Возможно, единственным похожим на динамическую блокировку сайтов механизмом в российском антипиратском законе является внесудебная процедура ограничения доступа к «зеркалам» сайтов.

Исходя из рассмотренной практики зарубежных судов и практики применения антипиратского закона в России, можно выделить следующие актуальные недостатки российского механизма ограничения доступа к сайтам.

1.

Сфера применения закона ограничена, поскольку не всегда учитываются технические особенности доменных имен, которые могут в любой момент перейти на новый домен, из-за чего процесс ограничения доступа к сайтам, которые неоднократно и систематически нарушают исключительные права, обходят судебные предписания, - становится затруднительным для правообладателей; как следствие, правообладатели могут быть лишены возможности защитить свои исключительные права.

2.

Процедура блокировки «зеркал» происходит во внесудебном порядке и полностью регламентирована законом; суд не вправе уточнять или изменять данный механизм.

3.

Процедура блокировки «зеркал» становится доступной для правообладателей только после двухкратного обращения в суд и инициируется по заявлению правообладателя Минсвязи, обязательна к исполнению всем локальным провайдерам.

4.

Такие способы обхода судебных блокировок, как proxy-сервисы, VPN, домены третьего уровня, сайты, которые ранее были доступны, но не доступны для пользователей в момент обращения правообладателя с заявлением или в момент его рассмотрения, не охватываются данной процедурой.

Для сравнения практика европейских судов позволяет выделить следующие положительные особенности механизма динамических блокировок.

1.

Возможность ограничить доступ к конкретному ресурсу (сайту целиком или определенному URL) на постоянной или долгосрочной основе на основании только одного обращения в суд.

2.

Прямо не поименованные в заявлении правообладателя ресурсы, которые используются исключительно или преимущественно для обхода блокировки основного пиратского ресурса, могут быть также заблокированы на основании одного и того же судебного акта например: классические «зеркала», proxy-сервисы, VPN-сервисы, новый ресурс аффилированный с заблокированным пиратским сайтом или URL, иные ресурсы, которые упрощают доступ к заблокированному сайту или позволяют иным образом обойти блокировку).

3.

Порядок реализации динамической блокировки определяет суд, но фактически этот порядок реализуется посредством прямой, регламентированной судом коммуникации между правообладателем и провайдером.

4.

Судебное предписание об ограничении доступа к сайту может быть распространено даже на сайты, недоступные для пользователей на момент рассмотрения дела, но могут быть потенциально доступны в будущем.

5.

Порядок направления сведений о новых ресурсах и ограничения доступа к ним и сроки реагирования четко регламентированы в судебном предписании.

Таким образом, на данный момент динамическая блокировка сайтов представляется тем комплексным решением процессуальных проблем антипиратского закона, суть которого в общем смысле, заключается в установлении специального порядка обязанности провайдеров или иных информационных посредников блокировать доступ как к оригинальным доменным именам и (или) URL, прямо поименованным в судебном решении, так и другим доменным именам и (или) URL, которые хотя и не упомянуты прямо в заявлении правообладателя, но используются исключительно или преимущественно для обхода блокировки оригинального доменного имени и (или) URL.

Обращение к концепции динамической блокировки ресурсов потенциально позволяет судам рассматривать дела по ограничению доступа к сайтам намного шире и эффективнее как с точки зрения правообладателей, у которых появится больше возможностей для защиты своих исключительных прав, так и информационных посредников (хостинг-провайдеров, операторов связи или владельцев ресурсов), от которых не потребуется внедрение и поддержание затратных технических мер и оборудования для ограничения доступа к противоправным ресурсам.

В любом случае имплементация динамической блокировки в российское правовое поле потребует некоторых законодательных изменений. При этом, с учетом того, что у судов уже есть установленное достаточно гибкое право (а не обязанность) рассмотрения вопроса о постоянном ограничении доступа к сайтам, согласно п. 3 ст. 26 ГПК РФ, не потребуются радикальные изменения текущей процедуры. Например, предлагается расширить полномочия Московского городского суда в рамках п. 3. ст. 26 ГПК РФ по рассмотрению вопроса об ограничении доступа к сайтам на этапе первого обращения правообладателя в суд в случае установленного судом перехода домена на новый (редирект, создание «зеркала»), самостоятельной квалификации судом «зеркала», домена третьего уровня и иного способа обхода блокировки.

При этом, если смотреть на техническую сторону ограничения доступа в свете возможных поправок в антипиратский закон, направленных на имплементацию института динамической блокировки ресурсов, можно утверждать, что специальных изменений на техническом уровне не требуется - Роскомнадзор будет также обращаться к регламентам по ограничению доступа к сайтам, Реестру НАП, и координировать эту деятельность, для операторов связи эти поправки не повлекут дополнительные расходы.

 

 


1 См: URL: https://ustr.gov/sites/default/files/2019_Special_301_Report.pdf

2 См: URL: https://tass.ru/ekonomika/7065109

3 Роскомнадзор сам предоставляет провайдерам информацию об IP адресе сайта, URL и доменных именах.

4 UPC Telekabel Wien v Constantin Film Verleih GmbH, E.C.J case C314/12, March 27, 2014.

5 Приказ Роскомнадзора от 14 декабря 2017 г. №249 «Об утверждении требований к способам (методам) ограничения доступа к информационным ресурсам, а также требований к размещаемой информации об ограничении доступа к информационным ресурсам».

6 Постановление Правительства РФ от 07 октября 2017 г. № 1225 «Об утверждении правил принятия мотивированного решения о признании сайта в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» копией заблокированного сайта».

7 Directive 2000/31/EC of the European Parliament and of the Council of 8 June 2000 on certain legal aspects of information society services, in particular electronic commerce, in the Internal Market (Directive on electronic commerce).

8 Такой запрет на общий мониторинг информации был оправдан с позиции общих принципов свободы слова, запрета цензуры, а также практическими соображениями. Более того, такой запрет поддерживается положениями ст. 56 Treaty of the Functioning of the European Union (TFEU) о свободе перемещения сервисов информационного общества между странами-участницами. Таким образом, обязанности по мониторингу не координируются с основополагающими принципами европейского законодательства. Кроме того, такие обязанности повлекут существенные затраты на внедрение и поддержание технического оборудования для осуществления мониторинга.

9 Football Association Premier League Ltd v British Telecommunications Plc & Ors [2018] EWHC 1828

10 Directive 2001/29/EC of the European Parliament and of the Council of 22 May 2001 on the harmonization of certain aspects of copyright and related rights in the information society.

11 Directive 2004/48/EC of the European Parliament and of the Council of 29 April 2004 on the enforcement of intellectual property rights.

12 UPC Telekabel Wien v Constantin Film Verleih GmbH, E.C.J case C314/12, March 27, 2014.

13 Neij and Sunde Kolmisopp v Sweden (dec.) – 403977/12. Decision 19.2.2013 [Section V]

14 Andre Rau v. Google & Au feminine.com, Paris Court of Appeals, Feb. 5, 2011 (affirming TGI Paris 3e ch. 2nd section). October 09, 2009.

15 Swedish Patent and Market Court judgment #PMT 7562-18.

16 См: URL: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/1988/48/contents

17 Twentieth Century Fox Film Corp v British Telecommunications Plc : 28 July 2008 : [2011] EWHC 1981 (Ch) : [2011] R.P.C.

18 Regulation on copyright enforcement in electronic communications networks dated April 9, 2003 #70.

 

Список литературы

1. Angelopoulos C. Are blocking injunctions against ISPs allowed in Europe? Copyright enforcement in the post-Telekabel EU legal landscape // Journal of Intellectual Property Law & Practice. October 2014. № 9 (10): 812-821.

2. Angelopoulos C. Beyond Safe Harbours: Harmonising Substantive Intermediary Liability for Copyright Infringement in Europe // Intellectual Property Quarterly. 2013. Issue 3.

3. Farano B. Internet Intermediaries; Liability for Copyright and Trademark Infringement: reconciling the EU and US Approaches // TTLF Wokring Papers. 2012. Vol. 14.

4. Van Schie D. Internet Service Providers XS4ALL and Ziggo Do Not Have To Block Access to The Pirate Bay Website // IRIS Merlin. № IRIS 2014-3:1/37.