Проблемы самозащиты правообладателями исключительных прав на товарный знак

27 Декабря 2018
Э.А. Джалилов,
кандидат юридических наук,
доцент кафедры «Гражданское право и процесс» Тольяттинского государственного университета
 
 

Незаконное использование чужого товарного знака без согласия его правообладателя влечёт за собой юридическую ответственность. Действующее законодательство предоставляет правообладателю возможность беспрепятственного распоряжения исключительным правом. При нарушении данного права на товарный знак правообладатель может использовать меры юридической ответственности для восстановления своих нарушенных прав и наказания виновных лиц.

Сегодня наиболее востребованной на практике мерой в данном случае является не возмещение убытков, а альтернативная ему компенсация (ст. 1515 ГК РФ). В свое время её введение существенным образом эффективизировало защиту нарушенных исключительных прав [1]. Гражданско-правовая ответственность позволяет в полной мере восстановить нарушенное исключительное право, поскольку посредством ее применения правообладатель не только прекращает неправомерные действия нарушителя, но и взыскивает компенсацию за нарушение своих прав.

Для привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности правообладатель должен самостоятельно предпринять ряд мер, поскольку в соответствии с п. 1. ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать и подтвердить основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Самостоятельные действия правообладателя по заключению договора розничной купли-продажи с целью приобретения контрафактного товара и осуществление видеозаписи данного процесса соответствуют целям реализации самозащиты права и направлены на получение доказательств того, что ответчик вводит в гражданский оборот контрафактный товар.

Такой способ защиты нарушенного права, как самозащита, прямо предусмотрен ст. 12, 14 ГК РФ и не противоречит законодательству. Так, некоммерческое партнерство по содействию защите прав на интеллектуальную собственность «Эдельвейс» обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на персонажи из мультипликационного сериала «Маша и Медведь».

В качестве доказательств реализации ответчиком набора фигурок «Маша и Медведь» истцом представлены: товарный чек от 2 июля 2013 г. и видеосъёмка процесса покупки указанного товара.

Десятый арбитражный апелляционный суд, отказывая в удовлетворении жалобы, согласился с решением и выводом суда первой инстанции о том, что истец не представил доказательства реализации набора фигурок «Маша и Медведь» именно ответчиком.

Так, в товарном чеке от 2 июля 2013 г. не указаны: должность, фамилия и инициалы лица, выдавшего чек (ч. 2.1 ст. 2 ФЗ от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт»).

Согласно статье 493 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором розничной купли-продажи, в том числе условиями формуляров или иных стандартных форм, к которым присоединяется покупатель (ст. 428); договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара.

Отсутствие кассового чека, а также всей необходимой информации на товарном чеке не позволяют принять товарный чек в качестве доказательства продажи товара индивидуальным предпринимателем. Следовательно, выдача кассового или товарного чека является фактическим подтверждением заключения договора розничной купли-продажи.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в своём Постановлении от 14 сентября 2010 г. по делу № А07-23236/2009 указал, что факт отсутствия в товарном чеке реквизитов продавца или печати продавца не является доказательством заключения договора розничной купли-продажи. Данное положение суд обосновал тем, что товарный чек, который не содержит реквизитов продавца, не позволяет с достоверностью установить факт реализации указанного в нём товара от имени ответчика.

Таким образом, без кассового или товарного чека, содержащего всю необходимую информацию о продавце, подтвердить факт заключения договора розничной купли-продажи контрафактного товара более чем проблематично.

Многие правоприменители считают, что основным доказательством заключения договора розничной купли-продажи будет являться произведенная видеозапись, подтверждающая реализацию контрафактного товара. Ведение видеозаписи, в том числе и скрытой камерой, в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты гражданского права (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 1 декабря 2016 г. № 04АП-107/16).

Суд по интеллектуальным правам в своём Постановлении от 23 декабря 2013 г. № С01-326/2013 по делу № А23-550/2013 подтверждает правомерность того, что видеозапись покупки спорного товара, на которой зафиксирован факт его продажи неизвестным лицом, а не ответчиком, без кассового или товарного чека; не может являться доказательством того, что продажа спорного товара была осуществлена конкретным индивидуальным предпринимателем, равно как и факт передачи денег в счёт покупки диска именно предпринимателю.

При этом необходимо отметить, что арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу, в связи с чем следует выделить ряд основных признаков видеозаписи как доказательства факта приобретения контрафактного товара. В первую очередь произведенная видеозапись должна позволять достоверно соотнести записанные на ней события с ответчиком. Произведенная видеозапись должна позволять идентифицировать место предпринимательской деятельности ответчика и факт того, что реализация товара производится непосредственно ответчиком или уполномоченным им лицом (Решение арбитражного суда Забайкальского края от 13 октября 2016 г. по делу № А78-5536/2016).

Идентифицирующим признаком места осуществления предпринимательской деятельности ответчика может являться зафиксированная на видеозаписи вывеска с наименованием продавца. Действующее законодательство содержит требования к минимальному объему информации, которая должна размещаться на вывеске продавца. Например, в соответствии со ст. 9 ФЗ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», продавец обязан довести до сведения потребителя фирменное наименование своей организации, место её фактического нахождения и режим работы.

Следует отметить, что субъект предпринимательской деятельности может ее осуществлять одновременно по нескольким адресам. В связи с этим при производстве видеосъемки следует точно определять адрес места реализации спорного товара (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 мая 2016 г. № 15АП-4117/16).

Произведенная видеозапись должна позволять достоверно установить, что ответчиком или уполномоченным им лицом передан покупателю спорный товар, на котором незаконно нанесен чужой товарный знак, а также что ответчиком были получены денежные средства от покупателя и выдан товарный или кассовый чек (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2016 г. № 17АП-12049/16-ГК). Некоторые правоприменители в качестве еще одного признака допустимости произведенной видеозаписи в качестве доказательства в судебном процессе называют непрерывность осуществления видеосъемки (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 декабря 2016 г. № 17АП-14959/16-ГК).

Таким образом, покупка контрафактных товаров в целях самозащиты прав должна быть подтверждена кассовым или товарным чеком либо иным документом, подтверждающим оплату подобных контрафактных товаров, а также в отдельных случаях - видеосъемкой, зафиксировавшей процесс покупки спорного товара и позволяющей достоверно идентифицировать продавца.

В соответствии с п. 2.1 ст. 2 ФЗ от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ (ред. от 03 июля 2018 г.) «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов в Российской Федерации» индивидуальные предприниматели, применяющие патентную систему налогообложения, за исключением индивидуальных предпринимателей, осуществляющих виды предпринимательской деятельности, установленные налоговым законодательством Российской Федерации; могут осуществлять расчёты без применения контрольно-кассовой техники при условии выдачи (направления) покупателю (клиенту) документа, подтверждающего факт осуществления расчёта между индивидуальным предпринимателем и покупателем (клиентом), содержащего наименование документа, его порядковый номер и реквизиты, установленные абз. 4-12 п. 1 ст. 4.7 настоящего Федерального закона.

В случае невыдачи по требованию покупателя товарного чека продавец может быть привлечён к административной ответственности по ч. 6 ст. 14.5 КоАП РФ.

Согласно пункту 6 ст. 14.5 КоАП РФ невыдача организацией или индивидуальным предпринимателем при применении контрольно-кассовой техники покупателю (клиенту) кассового чека или бланка строгой отчётности в электронной форме либо непередача указанных документов на бумажном носителе покупателю (клиенту) по его требованию предполагает привлечение к административной ответственности в виде вынесения предупреждения или наложения административного штрафа на должностных лиц в размере двух тысяч рублей, а также вынесения предупреждения или наложения административного штрафа на юридических лиц в размере десяти тысяч рублей.

В соответствии с п. 6 ст. 14.5 КоАП РФ должностное или юридическое лицо подлежит административной ответственности только за невыдачу кассового чека или бланка строгой отчетности в электронной форме либо непередачу указанных документов на бумажном носителе покупателю (клиенту) по его требованию. Таким образом, если продавец, реализуя контрафактные товары, будет выдавать товарные чеки без указания наименования товара либо данных о продавце, то его будет невозможно привлечь к административной ответственности по ч. 6 ст. 14.5 КоАП РФ, так как его действия не будут содержать состава правонарушения.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой. Так, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в своём Постановлении от 28 марта 2011 г. № 13АП-2490/11 приходит к выводу об отсутствии события инкриминируемого предпринимателю правонарушения, поскольку ответственность по ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ предусмотрена за отказ в выдаче товарного чека по требованию покупателя. В данном случае необходимый документ, подтверждающий покупку, был выдан. Отсутствие на чеке каких-либо реквизитов не влечёт ответственности по ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ.

Аналогичный вывод содержит Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 мая 2015 г. по делу № А33-24/2015, по которому индивидуальный предприниматель был привлечен к ответственности по ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ за выдачу покупателю по его требованию товарного чека без обязательных реквизитов (отсутствовали фамилия и инициалы лица, выдавшего документ), что было расценено административным органом как отказ продавца выдать покупателю по его требованию документ, подтверждавший получение денежных средств за товар. В этой связи суд отметил, что исходя из диспозиции ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ административная ответственность установлена именно за отказ в выдаче по требованию покупателя (клиента) документа, подтверждающего приём денежных средств за соответствующий товар (услугу). Отказ продавца в выдаче по требованию покупателя товарного чека и выдача продавцом покупателю товарного чека, не содержащего всех обязательных реквизитов, предусмотренных п. 2.1 ст. 2 ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчётов и (или) расчётов с использованием платёжных карт», не являются тождественными событиями (деяниями).

Таким образом, для реализации защиты исключительного права правообладатели сталкиваются с очередной проблемой доказывания незаконного использования товарного знака.

Для предоставления самозащиты исключительных прав правообладателей, пресечения возможностей ухода от ответственности за реализацию контрафактных товаров с использованием товарных знаков права, на которые принадлежат иным лицам, а также устранения пробела в законодательстве; на наш взгляд, необходимо внести изменения в п. 6 ст. 14.5 КоАП РФ, изложив его в следующей редакции: «Ненаправление организацией или индивидуальным предпринимателем при применении контрольно-кассовой техники покупателю (клиенту) кассового чека или бланка строгой отчетности в электронной форме, а также непередача покупателю (клиенту) по его требованию, либо передача указанных документов на бумажном носителе без соблюдения требований предусмотренных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники».

Применения данной нормы позволит в полной мере предоставить возможности самозащиты исключительных прав правообладателям и более эффективно пресечь возможности ухода правонарушителей от ответственности за реализацию контрафактных товаров с использованием товарных знаков.

 


Литература

1. Права на товарный знак: монография / Д.В. Афанасьев, А.С. Ворожевич, В.В. Голофаев и др.; отв. ред. Л.А. Новоселова. М.: НОРМА, ИНФРА-М, 2016.

2. Еременко В.И. Правовое регулирование коммерческих обозначений в соответствии с частью четвертой ГК РФ // Законодательство и экономика, 2008. № 4.