«Сбербар», «Газпромчик»: возможно ли использование пародийных товарных знаков в России?




«Сбербар», «Газпромчик»: возможно ли использование пародийных товарных знаков в России?

10 Апреля 2015
А.М. Зайцев,
студент Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
 
 


"Журнал Суда по интеллектуальным правам", № 8, июнь 2015 г., с. 59-63


Статья подготовлена под научным руководством В.С. Ламбиной,
заместителя заведующего кафедрой интеллектуальных прав Московского
государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина,
заместителя руководителя секретариата
председателя Суда по интеллектуальным правам


Как известно, создание пародийного или карикатурного произведения на основе оригинального творения (правомерно обнародованного) возможно без разрешения правообладателя или выплаты последнему денежного вознаграждения1. Безусловно, пародия в первую очередь воспринимается как возможность свободного использования объекта авторского права, то есть без разрешения правообладателя или выплаты вознаграждения. Однако нетрудно представить, что идеей для пародийного эпизода развлекательной передачи стал известный товар (например, Iphone) или компания, производящая его («Apple Inc.»). Даже не задумываясь об этом, мы можем встречаться с подобными примерами на телевидении каждый день, например, в кинофильмах (надкушенная груша, а может и более сходное обозначение - надкушенный персик). Но что, если один из таких пародийных знаков стал использоваться в коммерческом обороте? Целью настоящей статьи автор ставит рассмотрение вопросов о возможностях создания пародии на товарный знак, соответствующей требованиям законодательства, а также правомерного использования пародийных средств индивидуализации, в частности, товарных знаков в предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации.

Несмотря на то, что идея использования пародийных средств индивидуализации в российских реалиях на основании свободного использования кажется несколько нетрадиционной, вопрос о легитимности пародийных брендов разрабатывался в Соединенных Штатах Америки, начиная со второй половины XX века. Возможность использования пародии в коммерческих целях была положена Верховным Судом США в деле Campbell v. Acuff-RoseMusic, Inc2. в 1994 г.

Несмотря на то, что в американской доктрине велась дискуссия о пределах использования пародии (в частности, коммерческая пародия признавалась судами ранее) и до вышеприведенного спора, решение Верховного Суда значительно расширило признаваемые границы высмеивающих произведений, что послужило началом довольно интересной судебной практики3.

 

Постепенно развивая позицию использования коммерческой пародии, суды считали уместным появление «комичных» товарных знаков в экономическом обороте. Ярким примером такой практики может служить дело Louis Vuitton Malletier S.A. v. Haute Diggity Dog, LLC4. Кратко характеризуя возникший спор, необходимо пояснить, что компания-ответчик занималась (и занимается) продажей плюшевых жевательных игрушек для собак, в частности, стилизованных под дамские сумочки. Истец посчитал недопустимым сходство собачей игрушки (сумочки «ChewyVuitton» - «Жевательный Vuitton») и продукции известного дома моды, однако, рассматривая данное дело, суд пришел к иному выводу5. Свое решения суд мотивировал тремя причинами.

1.

Любая пародия на бренд должна быть основана на известном обозначении (в противном случае произведение нельзя будет рассматривать в качестве пародии, поскольку оно не будет узнаваемо.). Товарный знак ответчика основан на «сильном» товарном знаке истца. Поскольку LouisVuitton достаточно хорошо известен потребителям, суд установил: они осознают, что ChewyVuitton является своего рода шуткой.

2.

Пародия является таковой, поскольку по своей сути она схожа с оригинальным произведением. Но пародия должна иметь оригинальные черты, позволяющие понять, что она является своеобразной шуткой. В этом ключе в пользу ответчика свидетельствует тот факт, что он передразнил известные знаки LVM на собственный манер, но в то же время в намерения ответчика не входило использование пародии для введения в заблуждения потребителей. Скорее наоборот – последний использовал свои товарные знаки, чтобы вызвать смешные ассоциации у потенциальных покупателей.

3.

Различия в реализуемой продукции истца и ответчика также свидетельствовали против возможности введение в заблуждений потребителей. То обстоятельство, что ответчик продавал жевательные игрушки для собак ChewyVuitton само по себе свидетельствует о том, что его деятельность, очевидно, является пародией6.

Несколько отстраняясь от опыта Соединенных Штатов Америки, стоит отметить, что в законодательстве Российской Федерации не указана возможность создания пародии для извлечения прибыли. Таким образом, при буквальном толковании названия ст. 1247 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) (в которой и предусмотрена возможность создания пародии) «Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях» может возникнуть суждение о том, что создание пародии с целью коммерческого использования не нашло отражение в национальном законодательстве. Несмотря на это, российские суды признают возможность извлечения экономической выгоды при использовании шутливых произведений7. К сожалению, в приведенных судебных актах не находят отражения позиции об оценке судами цели создания произведений. Несмотря на это, представляется разумным, что любая пародия (в том числе и коммерческая, даже если объектом пародии становится бренд) являет собой произведение, обладающее художественной ценностью, а, следовательно, на этом основании уместно считать любую легитимную пародию как произведение, создаваемое в целях культурных. Руководствуясь данными суждениями, логично предположить, что при рассмотрении споров о правомерности коммерческих пародий суды руководствовались схожими представлениями.

Однако стоит отметить, что произведения в указанных разбирательствах являлись эпизодами в развлекательных телепередачах, поэтому суды могли фактически презюмировать цель создания пародии, исходя из направленности и жанра телевизионной программы, призванной удовлетворить культурные потребности зрителей.

Конечно, анализируя содержание положений ст. 1274 ГК РФ, было бы неправильным умолчать о том, что все случаи свободного использования произведения применимы к объектам авторского права, но не к средствам индивидуализации. В то же время нельзя забывать, что товарный знак или коммерческое обозначение зачастую являют собой изображение или фантазийное выражение, а значит, помимо средства индивидуализации выступают в качестве объекта авторских прав. В этом ключе создание пародии на товарные знаки, коммерческие обозначения, а порой и фирменные наименования вполне возможно обосновать свободным случаем использования произведения.

Развивая приведенную позицию, наиболее интересным представляется вопрос о позиционировании «комичного» бренда в качестве самостоятельного средства индивидуализации. Перед началом размышлений на столь увлекательную тему необходимо уточнить, что на сегодняшний день найти судебный спор, в котором бы вопрос об использовании «высмеянных» обозначений нашел бы упоминание в судебных актах, представляется затруднительным. Однако некоторые российские СМИ отражали в своих новостных материалах попытки отечественных предпринимателей пойти на столь смелые шаги.

Так, например, в 2010 г. в Москве в одном здании с отделением «Сбербанка» открылось заведение со звучным названием «Сбербар». Вывески «Сбербара» и «Сбербанка» хотя отличались цветом (красный и зеленый соответственно), но были схожи и шрифтами, а также рубриками «режим работы» и «обслуживание физических лиц». Логотип на вывеске кафе (бокал) напоминал фирменный сбербанковский кошелек, водруженный на стеклянную ножку8. Владельцы кафе планировали работать под слоганом «Еда рядом!» (напоминающим сбербанковский – «Всегда рядом!») и ввести для постоянных клиентов дисконтную карту «Собирательная книжка»9. Но, по всей видимости, руководство «Сбербанка» не оценило находчивость и юмор, проявленные организаторами ресторанного бизнеса и потребовали от них «сменить имидж» заведения (к сожалению, какие именно претензии были предъявлены юристами «Сбербанка», в изданиях не уточняется). После этого «Сбербар» был переименован в «Депозитарий»10, а вывески, содержащие в себе идентичные банку рубрики и спародированный знак кредитной организации, были заменены11.

Другой конфликт, посвященный высмеиванию известных брендов, произошел весной 2013 года. Спор возник вокруг портативных газовых плиток «Газпромчик», производителем которой являлась компания «Руян» (известная продукцией «Экспедиция»), а в розницу продавали различные интернет-магазины, в частности, "Е5.ру", принадлежащий «X5 RetailGroup». «Младший брат всемирного гиганта значительно облегчит ваш дорожный быт», - этим слоганом сопровождалась газовая плитка в пластиковом боксе «Газпромчик», найти которую можно было на сайте указанного магазина12. «Газпром» направил претензию продавцам плитки и ее производителю, после чего товар был изъят из продажи13. По мнению юристов нефтегазовой компании, обозначение «Газпромчик» являлось сходным до степени смешения с товарным знаком «Газпром»14, что и послужило основанием для предъявления претензий.

Вышеприведенные примеры «индивидуализирующих» пародий в первую очередь были бы интересны с точки зрения рассмотрения судами возможности их существования. Предполагая, что в будущем предметом процессуального разбирательства может стать вопрос о правомерности использования пародии в качестве средства индивидуализации, данная проблематика требует подробного изучения.

Безусловно, анализируя правомерность того или иного пародийного товарного знака, в первую очередь необходимо обратиться к законодательству о средствах индивидуализации. Таким образом, руководствуясь соответствующими положениями, несложно заметить, что для использования пародии на бренд в качестве самостоятельного средства индивидуализации могут существовать некоторые препятствия. Например, при попытке регистрации пародийного товарного знака заявителю может быть отказано на основании подп. 1 п. 3 и подп. 1 п. 6 ст. 1483 ГК РФ – возможность введения в заблуждение потребителя относительно изготовителя или товара и схожесть до степени смешения с товарными знаками истца в отношении однородных товаров соответственно. Представляется логичным, что в соответствии с п. 3 ст. 1508 ГК РФ (Особенности охраны общеизвестного товарного знака), требования об отсутствии схожести до степени смешения не будут ограничиваться только однородными товарами, в случае, когда пародия будет основана на общеизвестном обозначении. В соответствии с подходом, выработанным в судебной практике, данные условия могут быть применимы также не к общеизвестным, но к широко известным брендам15.

Таким образом, рассматривая возможность использования пародии в качестве самостоятельного средства индивидуализации, необходимо учитывать риски, связанные с возможностью смешения оригинального и производного обозначений. На этом основании представляется разумным предположить, что существование пародии на бренд в качестве средства индивидуализации возможно, но определять легитимность такого обозначения будет необходимо в каждом конкретном случае. В этом ключе представляется разумным применение опыта Соединенных Штатов Америки по данному вопросу. Так, например, на основании выводов суда, отраженных в решении по уже упомянутому ранее делу Louis Vuitton Malletier S.A. v. Haute Diggity Dog, LLC, можно сформулировать ряд критериев, которыми могут руководствоваться российские суды при рассмотрении вопроса о правомерности пародийных товарных знаков:

1.

Известность объекта пародии – бренда. По своей сути пародия должна быть узнаваема лицами, воспринимающими ее. Достижение узнаваемости пародии-товарного знака возможно только в случае, когда оригинальное средство индивидуализации известно и узнаваемо потребителями.

2.

Наличие оригинальных черт производного обозначения, направленных на достижение комичного результата.

3.

Отсутствие в намерениях истца цели введения в заблуждение потребителей относительно реализуемого товара, его изготовителя.

4.

Различие реализуемых товаров под оригинальной и юмористической марками.

 


1Пункт 4 ст. 1274 Гражданского Кодекса РФ с учетом изменений, вносимых федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ.

2Официальное название дела и его текст доступны по следующей ссылке: https://supreme.justia.com/cases/federal/us/510/569/case.html (дата обращения: 26.10.2014; тип доступа: дистанционный).

3Stacey L. Dogan and Mark A. Lemley: Parody as Brand.UC Davis Law Revie December, 2013 - СПС «Lexis Nexis Academy» (дата обращения: 26.10.2014; тип доступа: локальный).

4С текстом окончательного акта по данному делу можно ознакомиться по следующей ссылке: http://law.justia.com/cases/federal/appellate-courts/ca4/06-2267/062267.p-2011-03-14.html (дата обращения: 26.10.2014; тип доступа: дистанционный).

5Афанасьева Е.Г. «Пародирование товарных знаков: “руки прочь от святынь”, или “надо иметь чувство юмора”?» - "Предпринимательское право", 2014, № 2.

6David A. Simon: The confusion trap: rethinking parody in trademark law. Washington Law Review. October, 2013. СПС «Lexis Nexis Academic» (тип доступа: локальный; дата доступа: 27.10.2014).

7Постановление ФАС МО от 09.11.2011 по делу NA40-125210/09-110-860; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2013 по делу NA40-60254/2012 . 

8Афанасьева Е.Г. - «Пародирование товарных знаков: “руки прочь от святынь”, или “надо иметь чувство юмора”?» - "Предпринимательское право", 2014, N 2.

9Там же.

10Lenta.ru: «Сбербанк заставил владельцев "Сбербара" отказаться от бренда» URL:http://lenta.ru/news/2010/07/28/marker/ (дата обращения: 29.10.2014; тип доступа: дистанционный).

11Уместным будет отметить, что в соответствии с данными, содержащимися в ЕГРЮЛ, юридические наименования юридического лица-пародиста все также содержит слово «Сбербар». URL:http://egrul.nalog.ru (дата обращения: 29.10.2014; тип доступа: дистанционный).  

12Афанасьева Е.Г. - приведенная работа.

13Газета «Ведомости»: ««Газпромчик» не зажигать». URL:http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/411511/gazpromchik_ne_zazhigat#ixzz3HYgtaXKH (дата обращения: 29.10.2014; тип доступа: дистанционный).

14Там же.

15Постановление Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 N 16912/11 по делу N А40-73286/10-143-625. Постановление Президиума ВАС РФ от 18.07.2006 N 2979/06 по делу N А40-63533/04-67-642.