ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА, подготовленная по результатам обобщения судебной практики Суда по интеллектуальным правам в качестве суда кассационной инстанции с учетом практики Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации




ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА, подготовленная по результатам обобщения судебной практики Суда по интеллектуальным правам в качестве суда кассационной инстанции с учетом практики Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации по некоторых вопросам, возникающим при взыскании компенсации за нарушение авторских и смежных прав

15 Мая 2017
 
 
 

Утверждена
постановлением президиума
Суда по интеллектуальным правам
от 05.04.2017 № СП-23/10
по результатам обсуждения с
участием членов Научно-
консультативного совета при Суде
по интеллектуальным правам


Согласно пункту 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) в случаях, предусмотренных этим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.

К таким особым случаям относятся, в частности, нарушения права на произведение (статья 1301 ГК РФ) и на объекты смежных прав (статья 1311 ГК РФ). В названных статьях содержится схожий механизм исчисления компенсации, а также одинаковые (минимальные и максимальные) размеры компенсации. Так, согласно статьям 1301 и 1311 ГК РФ в случае нарушения исключительного права на произведение или на объект смежных прав правообладатель вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения или фонограммы;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения или объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого произведения либо такого объекта смежных прав тем способом, который использовал нарушитель.

Порядок применения указанных положений разъяснен в пунктах 43.3 и 43.4 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». В частности, согласно данным разъяснениям при рассмотрении дел о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован.

По общему правилу, суд не может взыскать компенсацию ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301 и абзацем вторым статьи 1311 ГК РФ (десять тысяч рублей), за исключением случаев, предусмотренных абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 ГК РФ и постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 № 28-П.

Согласно абзацу третьему пункта 3 статьи 1252 ГК РФ если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, принадлежащих одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

С учетом постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 № 28-П в исключительных случаях, связанных с явной несоразмерностью суммы компенсации последствиям нарушения, при нарушении одним действием прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации суд вправе снизить компенсацию ниже указанного в абзаце третьем пункта 3 статьи 1252 ГК РФ предела, если ответчиком представлены доказательства многократного превышения размера компенсации над размером причиненных правообладателю убытков, исчисленных с разумной степенью достоверности, а обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что нарушение исключительного права совершено лицом впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

Если правообладатель заявил требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения или объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное его использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.

1. В целях расчета компенсации, заявленной в двукратном размере стоимости экземпляра произведения, неправомерно опубликованного в сборнике, стоимость экземпляров всех произведений в сборнике считается равной, пока не доказано иное; с учетом этого стоимость экземпляра одного произведения определяется путем деления общей стоимости сборника на количество включенных в сборник произведений

Истец предъявил требование о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведение, неправомерно опубликованное ответчиком в сборнике, исходя из двукратной стоимости экземпляра произведения.

Судом было установлено, что истец обладал исключительным правом лишь на одно произведение, вошедшее в сборник. Исключительные права на остальные произведения принадлежали третьим лицам, которые свои требования в суде не заявляли.

При определении стоимости экземпляра произведения, право на которое принадлежало истцу, суд исходил из того, что стоимость экземпляров всех произведений в сборнике считается равной, если не доказано иное. Таких доказательств суду представлено не было.

Учитывая названные обстоятельства, суд определил стоимость экземпляра одного произведения, неправомерно опубликованного в сборнике, путем деления общей стоимости этого сборника на количество произведений в нем (по мотивам постановления Суда по интеллектуальным правам от 04.09.2015 по делу № А40 141009/2012).

2. Размещение произведения в шаблоне страниц одного интернет-сайта, которое при переходе с одной страницы на другую не меняется, генерируется из одного файла и загружается одним файлом, имеет одинаковое расположение и одинаковый формат на всех страницах сайта, образует одно нарушение

Истцом заявлено требование о взыскании компенсации за неправомерное использование ответчиком на своем сайте фотографии, права на которую принадлежали истцу.

При рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что если владелец сайта без разрешения обладателя авторских прав на фотографию использовал ее в шаблоне страницы своего сайта, то такое нарушение признается единичным, даже если сайт состоит из множества однотипных страниц. В таком случае компенсация с владельца сайта взыскивается за одно нарушение. Количество нарушений не определяется количеством веб-страниц, на которых был размещен нарушающий авторские права объект.

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций о том, что отображение фотографического произведения на разных веб-страницах одного сайта не является доказательством многократного нарушения прав истца. Несколько веб-страниц, объединенных общей темой и дизайном, а также связанных между собой ссылками и обычно находящихся на одном веб-сервере, образуют веб-сайт, который представляет собой совокупность электронных документов (файлов) частного лица или организации в компьютерной сети, объединенных под одним адресом (доменным именем или IP-адресом). Спорное фотографическое изображение, размещенное на сайте ответчика, при переходе с одной страницы на другую не меняется, генерируется из одного файла и загружается одним файлом, а также имеет одинаковое местоположение и одинаковый формат на всех страницах сайта.

Суд взыскал компенсацию, исходя из однократности использования фотографического произведения (постановление Суда по интеллектуальным правам от 06.09.2013 по делу № А45-20785/2012 (определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.04.2014 № ВАС-18530/13 в передаче дела для пересмотра в порядке надзора отказано).

3. Размер компенсации, заявленной в двукратном размере стоимости права использования объектов авторского или смежных прав, определяется на основании цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за использование конкретного объекта, а не иных объектов

Истцом заявлено требование о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведений, которые неправомерно были доведены ответчиком до всеобщего сведения в сети Интернет. В подтверждение стоимости права использования этих произведений истец представил в материалы дела заключенный с другим лицом лицензионный договор, предусматривающий предоставление права использования спорных произведений путем доведения их до всеобщего сведения в сети Интернет.

Суд первой инстанции пришел выводу о том, что указанный договор подтверждает единичный случай предоставления истцом права использования фотографических произведений путем доведения их до всеобщего сведения, не является достоверным доказательством сложившейся на рынке средней стоимости прав на использование фотографических произведений. Ответчик, в свою очередь, представил в материалы дела переписку с авторами иных фотографических произведений, отражающую сведения о стоимости права использования аналогичных фотографий. При изложенных обстоятельствах суд определил размер компенсации исходя из средней стоимости права использования.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с выводами суда первой инстанции, указав, что у последнего отсутствовали основания для расчета компенсации исходя из стоимости права использования иных объектов авторского права, в том числе иных фотографий иных правообладателей, несмотря на то, что подобный договор был представлен в материалы дела ответчиком. Право использования различных объектов авторского права, в том числе и различных фотографий различных авторов, может иметь значительно отличающуюся стоимостную оценку, которая зависит как от качества фотографий, их художественной ценности, популярности изображенных на них объектов, так и от известности автора, его профессионального рейтинга.

С учетом этого в пользу истца взыскана компенсация в размере двукратной стоимости права использования произведения, определенная на основании представленного истцом лицензионного договора (постановление Суда по интеллектуальным правам от 28.05.2014 по делу № А33-14879/2013).

4. Размещение произведения в сети Интернет без согласия правообладателя представляет собой нарушение его правомочия на доведение произведения до всеобщего сведения

Истец обратился в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение прав на фотографическое произведение. Размер компенсации рассчитан в двукратном размере стоимости права использования этого произведения согласно ранее заключенному истцом с иным лицом лицензионному договору.

Из материалов дела следовало, что лицензионный договор предусматривал предоставление третьему лицу права использования спорной фотографии путем доведения ее до всеобщего сведения и определял цену за такое использование.

Суд установил, что ответчик разместил без согласия истца на своем сайте фотографию, права на которую принадлежали истцу, и квалифицировал эти действия как неправомерное доведение произведения до всеобщего сведения (подпункт 11 пункт 2 статьи 1270 ГК РФ).

С учетом этого суд пришел к выводу, что способ использования, определенный в указанном лицензионном договоре, и способ, которым ответчик использовал спорную фотографию, являются одинаковыми, поэтому определил размер компенсации исходя из стоимости права использования согласно представленному лицензионному договору.

Суды вышестоящих инстанций согласились с выводом суда первой инстанции (постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.03.2016 по делу № А33-4746/2015).

5. Распространение материального объекта, на который неправомерно нанесено одно изображение, может являться нарушением исключительных прав одновременно на несколько результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, компенсация подлежит взысканию за нарушение исключительного права на каждый результат интеллектуальной деятельности и каждое средство индивидуализации

Истцом заявлено требование о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации: на произведение изобразительного искусства (рисунок «Маша и Медведь», на основе которого созданы персонажи аудиовизуального произведения), на пять аудиовизуальных произведений (серии мультипликационного сериала «Маша и Медведь»), на три товарных знака (в виде изображений указанных персонажей и словесного обозначения «Маша и Медведь»).

Судом установлено, что ответчик реализовал товар – набор игрушек «Маша» и «Медведь», сходный до степени смешения с принадлежащими истцу товарными знаками и тождественный рисунку «Маша и Медведь», а также частям аудиовизуального произведения (стоп-кадрам, персонажам).

Поскольку изображения «Маша» и «Медведь» являлись как объектами авторского права, так и товарными знаками, суд взыскал самостоятельный размер компенсации за нарушение исключительных прав на каждый объект авторского права (один рисунок и одно аудиовизуальное произведение) и на каждое средство индивидуализации (три товарных знака).

При определении размера компенсации за нарушение прав на аудиовизуальное произведение суд отклонил довод истца о том, что компенсация подлежит взысканию за нарушение прав истца в отношении каждой серии аудиовизуального произведения «Маша и Медведь» как самостоятельных произведений. С учетом обстоятельств дела и представленных доказательств суд пришел к выводу, что анимационный сериал под названием «Маша и Медведь» является единым сложным объектом авторского права, серии не являются самостоятельными аудиовизуальными произведениями, компенсация подлежит взысканию за нарушение исключительного права на сериал в целом (постановления Суда по интеллектуальным правам от 15.04.2016 по делу № А14-5583/2015; от 10.11.2016 по делу № А60-47032/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 27.02.2017 № 309-ЭС16-21250 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано); от 20.05.2016 по делу № А50-14281/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 29.08.2016 № 309-ЭС16-11457 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано).

В другом деле рассмотрено требование истца о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на пять серий мультипликационного сериала «Маша и Медведь» как пять самостоятельных аудиовизуальных произведений и за нарушение исключительного права на произведение изобразительного искусства (рисунок «Маша и Медведь», на основе которого созданы персонажи аудиовизуального произведения).

Суд первой инстанции частично удовлетворил исковые требования, признав нарушение прав истца на четыре аудиовизуальных произведения и произведение изобразительного искусства.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции о том, что каждая серия мультипликационного сериала «Маша и Медведь» является самостоятельным аудиовизуальным произведением и нарушение права на ее часть является отдельным правонарушением, влекущим взыскание компенсации. При этом суд апелляционной инстанции указал, что мультипликационный сериал «Маша и Медведь» является сложным объектом авторского права, включающим в себя несколько результатов интеллектуальной деятельности и обладающим признаками единства, присущими аудиовизуальному произведению, такими как: наличие единого творческого замысла; действующих лиц (основные персонажи «Маша» и «Медведь»); присутствие общей сюжетной линии, созданной сценарием.

С учетом этого суд апелляционной инстанции указал, что в рассматриваемом случае аудиовизуальное произведение «Маша и Медведь» представляет собой совокупность отдельных частей (серий), каждая из которых имеет свой сюжет, созданный в общей концепции и замысле произведения.

Исходя из того, что ответчиком нарушены исключительные права истца на одно аудиовизуальное произведение и одно произведение изобразительного искусства, суд апелляционной инстанции с учетом характера нарушения, принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения определил размер компенсации за два самостоятельных нарушения.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты нижестоящих судов без изменения (постановление Суда по интеллектуальным правам от 10.06.2016 по делу № А34-5855/2015; аналогичная позиция высказывалась Судом по интеллектуальным правам в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 21.10.2016 по делу № А43-13637/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2017 № 301-ЭС16-20557 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано).

6. Само по себе предъявление требования о взыскании компенсации за нарушение прав и на объект авторского права, и на средство индивидуализации, которые представляют собой одно изображение, не является злоупотреблением правом

Истец обратился в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на аудиовизуальное произведение и на товарные знаки.

Судом было установлено, что ответчик реализовал товар – набор игрушек «Маша» и «Медведь», сходный до степени смешения с принадлежащими истцу товарными знаками и тождественный частям аудиовизуального произведения.

Ответчик ссылался на то, что предъявление правообладателем сразу нескольких требований о защите нарушенных прав в отношении одного и того же объекта (изображения персонажей) свидетельствует о злоупотреблении правом.

Суд не согласился с доводом ответчика о злоупотреблении правом, поскольку произведения и товарные знаки являются самостоятельными объектами интеллектуальной собственности, исходя из положений статей 1252, 1301, 1515 ГК РФ истец вправе требовать компенсацию за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, в рассматриваемом случае за нарушение прав на аудиовизуальное произведение и на товарные знаки (постановление Суда по интеллектуальным правам от 13.05.2016 по делу № А43-6531/2015; аналогичная позиция высказывалась Судом по интеллектуальным правам в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 20.05.2016 по делу № А50-14281/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 29.08.2016 № 309-ЭС16-11457 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано).