Право на информацию: частное vs публичное*

28 Августа 2019
Е.В. Ульянова,
аспирант РАНХиГС при Президенте Российской Федерации,
помощник председателя Суда по интеллектуальным правам
 
 

Стремительное развитие технологий, повсеместное внедрение компьютерных сетей, построение глобального информационного пространства, рост числа лиц, задействованных в сфере информационных технологий, увеличение доли ВВП, приходящейся на информационный сектор экономики стран – это все основные признаки информационного сообщества.

Век информации характеризуется тем, что именно информация становится главным ресурсом.

Вместе с тем развитие информационных технологий закономерно привело к возникновению ряда острых правовых вопросов. В центре стоит решение главных задач: кому принадлежит информация и как право на информацию должно соотноситься с частными интересами и правами лиц – участников отношений.

Особую актуальность для отечественной правоприменительной практики решение указанного вопроса показал спор, возникший между ООО «ВКонтакте» и ООО «Дабл»1. Предметом спора стало решение вопроса о том, соответствуют ли сведения о пользователях, собранные социальной сетью, признакам базы данных по смыслу статьи 1334 ГК РФ. Указанное дело также обозначило более широкую проблему, связанную с пределами свободы использования информации, размещаемой в сети Интернет.

Именно проблеме пределов свободного использования информации был посвящен круглый стол, организованный в рамках IX Петербургского международного юридического форума, в работе которого приняли участие председатель Суда по интеллектуальным правам Л.А. Новоселова, заместитель председателя Суда по интеллектуальным правам В.А. Корнеев, председательствующий судья Верховного патентного суда ФРГ К. Фрие, руководитель отдела Федерального министерства юстиции и защиты потребителей ФРГ М. Шмид, партнеры юридической фирмы Eversheds Sutherland П. Баррет и Е. Тиллинг, директор по взаимодействию с органами государственной власти ПАО «Ростелеком» И. Сиренко, начальник центра юридического сопровождения хозяйственной деятельности АО «Газпромбанк» И. Соболь, заместитель руководителя Проектного офиса по реализации национальной программы «Цифровая экономика» С. Лещенко, доцент кафедры гражданского права Уральского государственного юридического университета Д.В. Мурзин, советник Федеральной палаты адвокатов Е.Г. Авакян и др.

Переходя к обозначенной проблеме соотношения частных и публичных интересов при использовании информации в телекоммуникационных сетях, следует определить, какой правовой статус принадлежит информации. В настоящее время отечественное законодательство предусматривает общие положения, касающиеся правового регулирования информации в целом.

В соответствии с Федеральным законом «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»2 (далее – Закон об информации) информация – сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления. В сферу правового регулирования Закона об информации попадают отношения, связанные с осуществлением поиска, а также получением, передачей, производством и распространением информации в информационных сетях, в том числе в сети Интернет.

В статье 3 Закона об информации устанавливаются основные принципы правового регулирования отношений в указанной сфере, такие как:

1)

принцип свободы поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом;

2)

принцип установления ограничений доступа к информации только федеральными законами;

3)

принцип неприкосновенности частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия.

При этом закон отдельно указывает, что информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений (ст. 5 Закона об информации).

Обладатель информации, которым может быть гражданин Российской Федерации, юридическое лицо, сама Российская Федерация и ее субъекты, а также муниципальное образование, - вправе самостоятельно определять порядок доступа, использования, передачи или совершения иных действий, связанных с информацией.

Исходя из содержания Закона об информации она может быть нескольких видов в зависимости от пределов ее распространения:

1)

свободно распространяемой;

2)

распространяемой в соответствии с законодательством;

3)

распространяемой в ограниченном круге лиц (по соглашению участников);

4)

запрещенной к распространению.

При этом важно отметить, что в соответствии со ст. 7 Закона информация может являться общедоступной – то есть доступ к ней является неограниченным. К такой информации, в частности, относятся данные размещаемые их обладателями в сети Интернет в формате, допускающем автоматизированную обработку без предварительных изменений человеком. Такая разновидность информации размещается в форме открытых данных.

Итак, в зависимости от пределов доступности информация может быть:

1)

ограниченного доступа (например, персональные данные в соответствии с Федеральным законом «О персональных данных»3);

2)

общего доступа;

3)

закрытого доступа (например, информация, составляющая тайну усыновления ребенка в соответствии со ст. 139 СК РФ).

Как было отмечено выше, в соответствии с Законом об информации она может являться объектом гражданских прав. Следует отметить, что именно в качестве объекта гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), информация была исключена из гражданского законодательства 5 декабря 2007 г. Таким образом, в настоящее время информация, размещаемая пользователями в сети Интернет, с точки зрения гражданского права, может быть отнесена:

к информации, по своей сути составляющей персональные данные (имена пользователей, контактные данные, данные о рождении, информация о подписках и подписчиках и т.д.);

информации, являющейся объектом интеллектуальной собственности (фотографии, видеоклипы, посты, комментарии, музыкальные произведения и др.).

В отношении информации, размещаемой в сети Интернет и попадающей под режим правовой охраны объектов интеллектуальной собственности, действуют механизмы использования и защиты, предусмотренные частью четвертой ГК РФ. За пределами правовой охраны в данном случае оказывается информация, составляющая сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (ст. 1259 ГК РФ).

В свою очередь информация, представляющая персональные данные, по своей природе является нематериальным благом, принадлежащим гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемым и непередаваемым по своей природе (ст. 150 ГК РФ). То есть, с точки зрения как гражданского законодательства, так и специальных законов, такая информация является защищенной от свободного использования третьими лицами априори.

Нормы действующего законодательства достаточно четко направлены на регулирование отношений, связанных с самостоятельным размещением пользователями информации в общедоступных источниках. При этом за пределами общей правовой определенности остается та информация, которая собирается за счет автоматизированных систем или оказывается предоставленной пользователями неосознанно, о чем будет сказано ниже.

Как неоднократно отмечалось участниками круглого стола, в информационно-телекоммуникационных сетях, в частности в сети Интернет, размещаемая напрямую или опосредовано пользователями информация сама по себе является разнородной. Пользователи, не придавая значения, какие именно сведения передаются во «всемирную паутину», своими действиями сами дают согласие на использование принадлежащих им данных (составляющих как результаты интеллектуальной деятельности, так и персональные данные). Более того, зачастую пользователи даже не имеют возможности отследить, кто именно будет осуществлять доступ и обработку размещаемой информации.

Для определения огромного массива разнородных данных, как структурированных, так и разрозненных, размещенных в информационно-телекоммуникационных сетях, принято использовать термин – Big Data (дословно «большие данные»). Именно возможность свободного использования «больших данных» вызывает наибольшую обеспокоенность с правовой точки зрения.

Председательствующая судья Верховного патентного суда ФРГ К. Фрие отметила, что Big data представляет новую эпоху цифрового обмена данными. При этом сбор указанных данных осуществляют не люди, а автоматические программные алгоритмы, поскольку такой объем сведений человек обработать не в состоянии. Во многом это связано с тем, что «большие данные», помимо сведений, размещаемых пользователями самостоятельно, содержат также автоматически собираемую информацию при помощи:

систем слежения (содержат записи изображений физических лиц, которые, скорее всего, не давали своего разрешение на проведение видеофиксации);

платежных систем (внесение данных о банковских картах при проведении транзакции через информационно-телекоммуникационные сети);

электронных устройств, имеющих доступ в информационно-телекоммуникационную сеть и обрабатывающих информацию («умные» часы, навигаторы и др.);

автомобилей, оснащенных бортовым компьютером;

жилых помещений, оснащенных технологией «умный дом»;

сведений, собираемых организаторами мероприятий (покупка билетов на мероприятия через электронные кассы, заполнение онлайн-форм для регистрации на научные и развлекательные события) и т.д.

Цели, для которых операторы (лица, заинтересованные в использовании данных) собирают сведения о пользователях, чаще всего преследуют коммерческий интерес. Нарушение прав на информацию заключается в том, что операторы желают осуществлять такой сбор с наименьшими затратами с финансовой точки зрения и в сокращенные сроки (ценность информации о пользователях заключается в ее актуальности). Поэтому источниками необходимых сведений для операторов становятся социальные сети, сведения о запросах из поисковых систем, а также любая иная информация, находящаяся в открытом доступе.

Собранная информация систематизируется при помощи автоматических алгоритмов. В итоге операторы получают готовый продукт в виде систематизированных сведений о конкретном лице, который может быть использован самим оператором или продан заказчику.

Указанный выше процесс сбора, обработки и последующего использования данных о пользователе в преобладающем большинстве случаев происходит без согласия последнего.

Таким образом, перед общепринятой системой защиты информации стоит сложная задача: оставляя возможность распространения информации, при этом сохранять тайну данных пользователей, собираемых в том числе в автоматическом режиме.

Возможным способом решения поставленной задачи является деперсонализация пользователей информационно-телекоммуникационных сетей. Большинство браузеров, действующих в сети Интернет, предоставляют пользователям возможность включения режима приватного просмотра сайтов. В таком режиме браузер не сохраняет данных о просмотренных интернет-страницах, а временные файлы Интернета, файлы кэша, журналы просмотра не будут сохраняться в памяти устройства, через который выполнен вход в сеть.

При этом использование приватного режима не гарантирует изоляции всех данных о пользователях по ряду причин.

Во-первых, как уже было сказано, в некоторых случаях пользователи вынуждены передавать данные о себе операторам, в том числе давая согласие на сохранение таких данных. Например, при использовании услуг сетевых магазинов клиент должен указать контактную информацию (адрес электронной почты, номер телефона, почтовый адрес), сведения о способе оплаты (включает информацию о банковских картах). В объем собираемых данных также может попасть информация о товарах, которые пользователь приобретает.

Во-вторых, в большинстве случаев пользователи добровольно сообщают информацию о себе в социальных сетях. Даже при минимальном доступе к странице в социальной сети общедоступной информацией является имя пользователя, его фотографическое изображение, а также непосредственный адрес страницы в сети. Количество пользователей крупнейших социальных сетей (Facebook, Instagram, Twitter, ВКонтакте) по состоянию на 2019 г. превышает 3 млрд человек (по состоянию на 2010 г. количество зарегистрированных пользователей составляло около 900 млн)4.

В-третьих, широкое распространение получило явление, известное как «интернет вещей» - тесная интеграция реального и виртуального мира, в котором производится общение между людьми и устройствами5. Это означает, что информацию о пользователе могут собирать не только традиционные компьютерные устройства, смартфоны, планшетные компьютеры, но и любые бытовые предметы, имеющие доступ к информационно-телекоммуникационной сети (технология «умный дом»). В силу удобства использования современных технологий большинство пользователей не готово отказаться от комфорта в пользу абстрактной защиты персональных данных.

Очевидным становится факт, что полностью прекратить размещение информации пользователями в информационно-телекоммуникационных сетях в современных условиях не представляется возможным.

Поэтому в качестве возможных мер по поиску баланса между интересами пользователей и возможностью свободного использования информации на прошедшем круглом столе были высказаны следующие предложения.

1.

Сведения о защите персональных данных и иной размещаемой пользователями информации должны быть доступны на всех ресурсах, где такие данные запрашиваются.

2.

Разработка международных документов, предусматривающих основополагающие принципы и минимальные гарантии пользователей в вопросах защиты информации. Проблема заключается в том, что отношения, возникающие в сети Интернет, носят трансграничный характер, поэтому национальные законодательства отдельных стран могут быть не в состоянии комплексно решить поставленную задачу.

Также Д.В. Мурзиным было высказано предложение, заключающееся в обратном включении информации в систему объектов гражданского права, возможно, путем расширения понятия существующих объектов. Как один из вариантов – признать информацию в качестве объекта интеллектуальных прав. Таким образом, предлагается разработка модели нового абсолютного права на информацию как на самостоятельный объект гражданских прав.

Расширение возможностей общения, обмена информацией, появление новых специальностей и профессий, улучшение условий проживания, завязанных на активно развивающихся информационно-телекоммуникационных технологиях, – блага, который технический прогресс привнес в повседневную жизнь общества. Вместе с тем очевидным становится то, что виртуальный мир компьютерных сетей стирает привычную осторожность пользователей, подталкивая их раскрывать в общедоступном режиме личную информацию. Помимо операторов, занимающихся сбором данных в коммерческих, научно-исследовательских, публичных целях, существует реальный риск использования таких сведений во вред самим пользователям.

Построение сбалансированных правил использования информации, соблюдение частных и публичных интересов – одна из первостепенных задач, стоящих перед современным юридическим сообществом.

 


* Организация круглого стола по теме «Право на информацию: частное vs публичное» осуществлено при финансовой поддержке РФФИ в рамках гранта № 18-29-16169

1 Постановлением Суда по интеллектуальным правам спор по делу № А40-18827/2017 направлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

2 Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Российская газета. № 165, 29 июля 2006 г.

3 Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» // Российская газета. N 165, 29 июля 2006 г.

4 J. Clement. Number of social network users worldwide from 2010 to 2021 (in billions) // Statista. 23 июля 2019 г. https://www.statista.com/statistics/278414/number-of-worldwide-social-network-users/

5 Интернет вещей — а что это? // Habr.com. 2012 https://habr.com/ru/post/149593/

Список литературы:

1. J. Clement. Number of social network users worldwide from 2010 to 2021 (in billions) // Statista. 23.07.2019 https://www.statista.com/statistics/278414/number-of-worldwide-social-network-users/

2. Интернет вещей — а что это? // Habr.com. 2012 https://habr.com/ru/post/149593/