Проблемы защиты региональных брендов в Российской Федерации

16 Сентября 2022
Е.Н. Кряжева,
магистр юриспруденции,
юрисконсульт АО «Контакт»
 
 

Федеральным законом от 28 мая 2022 г. № 143-ФЗ были внесены существенные изменения в четвертую часть Гражданского кодекса Российской Федерации, касающиеся правового регулирования средств индивидуализации. С 29 мая 2023 г. не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя или места производства. Новая редакция логична и закономерна в контексте стремления законодателя развивать и защищать природную, культурную и историческую уникальность субъектов РФ посредством региональных брендов. Данная тенденция была намечена еще в «Концепции продвижения национального и региональных брендов товаров и услуг отечественного производства на 2007-2008 годы»1 (далее – Концепция), разработанной Министерством экономического развития РФ. Отчасти ее юридическим выражением является принятие Федерального закона от 26 июля 2019 г. № 230-ФЗ, который ввел в Гражданский кодекс РФ институт «географический указаний». Однако представляется, что имеющихся юридических мер недостаточно и они требуют дальнейшей разработки.

Гражданский кодекс РФ не содержит определения термина «региональный бренд». В Концепции под ним понимаются «бренды российских городов и регионов, выступающие инструментом маркетинга территорий с целью привлечения инвестиций и кадровых ресурсов, а также бренды товаров и услуг, локализованных в определенной географической области». С правовой дефиницией можно ознакомиться на сайте Роспатента: «…Зарегистрированные в Роспатенте средства индивидуализации, а именно, географические указания, наименования места происхождения товаров и товарные знаки (знаки обслуживания), элементы которых содержат указание на географическую область, в которой локализовано производство товара или предоставление услуги»2. Однако, в большинстве работ, использующих термин «региональный бренд» (или бренд), отмечается его маркетинговая направленность3. Публикаций юридической направленности, использующих данное словосочетание, не много4. Это связано с тем, что рассматриваемое понятие носит обобщающий характер, имеющий в своем содержании три самодостаточных правовых института (географические указания, наименования места происхождения товаров и товарные знаки (знаки обслуживания), которые в силу их специфики ученые-юристы предпочитают исследовать по отдельности, используя профессиональную терминологию. Однако, с нашей точки зрения, термин «региональные бренды» уместно использовать в юридических исследованиях, в случаях, когда объектом являются все перечисленные институты в комплексе, как, например, в данной статье.

Отметим также, что определение региональных брендов, которое транслируется Роспатентом, в целом, довольно удачное, но нуждается в некоторой корректировке и уточнении. Особенно в связи с принятием Федерального закона от 28 мая 2022 г. № 143-ФЗ (далее – ФЗ № 143-ФЗ) и телеологией средств индивидуализации, защищающих региональный бизнес.

Согласно пункту 7 ст. 1483 в новой редакции не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, которые: 1) включают, воспроизводят или имитируют географические указания или наименования мест происхождения товаров, которым предоставлена государственная охрана в соответствии с законодательством РФ, а также заявлены на регистрацию в качестве таковых до даты приоритета товарного знака в отношении однородных товаров (за некоторым исключением); 2) включают, воспроизводят или имитируют географические указания или наименование мест происхождение товаров, которым предоставлена государственная охрана в соответствии с законодательством РФ, а также заявлены на регистрацию в качестве таковых до даты приоритета товарного знака, в отношении неоднородных товаров, если в процессе использования этот товарный знак в отношении указанных товаров будет ассоциироваться у потребителей с таким географическим указанием или наименованием места происхождения товара, а также может ущемить законные интересы правообладателя на такие географическое указание или наименование места происхождения товара.

То есть, п. 7 ст. 1483 в новой редакции фактически защищает уже состоявшихся обладателей исключительных прав на географические указания и наименования мест происхождения товаров, и тех, кто подал в Роспатент заявку. Выше отмечалось, что Роспатент должен также будет отказывать в регистрации товарным знакам, в состав которых входят элементы, вводящие потребителей в заблуждение о месте производства продукции. При этом не ясно, что будет являться основанием для отказа, так как в данный момент нет ни актуальных рекомендаций по вопросам экспертизы обозначений на предмет их соответствия месту производства продукции, ни иных возможных критериев, например документационных.

По данному вопросу в настоящее время применяется в части, не противоречащей части четвертой Гражданского кодекса РФ, позиция Роспатента, выраженная в «Рекомендациях по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений», утвержденных Приказом Роспатента от 23 марта 2001 г. № 39 (далее – Рекомендации), описывающая проблемные вопросы и возможные критерии, касающиеся географических названий и способы их решения, где указывается следующее.

Во-первых, необходимо дифференцировать географические названия от понятий, которые относятся к области географии (континент, океан, меридиан и т.п.). Последние не указывают на конкретное географическое место, поэтому не выполняют функцию описательного значения, указывающего на место производства товара и нахождения изготовителя.

Во-вторых, не все географические названия воспринимаются как указания на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя. На этом основании географические названия можно поделить на три группы. Первую группу, наименее представительную, составляют те, которые не воспринимаются как указания на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя («СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС» для мороженного, «КАЗБЕК» для чая и т.п.). Они могут быть охарактеризованы как фантазийные фактически в отношении любых товаров.

Вторую группу составляют своего рода двойственные географические названия, которые в отношении одних видов товаров могут восприниматься как фантазийные, а в отношении других – в качестве указывающих на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя. То есть, в отношении товара «черная икра» слово «КАСПИЙ» будет указывать на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя, а в отношении сигарет оно будет восприниматься как фантазийное.

В последнюю группу входят географические названия, часто воспринимаемые как указания на место производства или сбыта товаров и нахождения изготовителя. Например названия городов.

Для ответа на вопрос, будет ли заявленное географическое название восприниматься потребителем как указание на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя в отношении товаров, указанных в перечне, – предлагается методика, основанная на определении понятий – местонахождение, пункт и т.п. - составленные на основе словарей, энциклопедий, информации из Интернет-источников и т.п.

Однако на место происхождения товара может указывать не только географическое название, но и, например, этнонимы, что особенно актуально в условиях многонационального характера России, названия эндемиков и т.п. Товарные знаки, в состав которых будут входить подобного рода обозначения – в рассматриваемом контексте аналоги географических названий, тоже будут являться региональными брендами. Часто специфику того или иного обозначения, его регионально-идентификационную направленность и маркетинговый потенциал могут оценить только жители конкретной местности и т.д.

Таким образом, данную методику сложно признать эффективной, и свидетельство тому - множество на данный момент зарегистрированных товарных знаков, которые в восприятии потребителя могут указывать на место производства или сбыта товара и нахождения изготовителя. Но тем не менее они зарегистрированы, причем на юридические лица и индивидуальных предпринимателей, которые не имеют отношения к предполагаемому региону, в силу чего, с нашей точки зрения, необходима разработка актуальной методики, которая позволит устранить имеющиеся недостатки.

В настоящее время, в соответствии с «Правилами составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков», утвержденными Приказом Министерства экономического развития РФ от 20 июля 2015 г. № 482 (далее – Правила), для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков в ФИПС предоставляются: заявка на государственную регистрацию товарного знака и иные документы (при их наличии), которые фактически предоставляются в силу неких «условий» (существования иного правообладателя, наследников правообладателя, конвенционного приоритета, выставочного приоритета и т.п.). Если «условия» отсутствуют, то достаточно одной заявки. Например, документальное подтверждение даты основания производства, права заявителя на награды предоставляется, если заявляемое обозначение содержит указание на дату основания производства, изображение наград, присужденных предприятию или производимым заявителем товарам.

Таким образом, заявителю, который подает заявку на регистрацию товарного знака, например, по 29 классу МКТУ («Мясо, рыба, птица и дичь; экстракты мясные; овощи и фрукты консервированные, сушеные и подвергнутые тепловой обработке; желе, варенье, компоты; яйца; молоко, сыр, масло, йогурт и другие молочные продукты; масла и жиры пищевые») не нужно подтверждать реальность производства колбас или оладий, а заявителю, подающему на регистрацию товарного знака обозначение «Марийский стандарт» (безотносительно какого-то конкретного класса МКТУ) – осуществление предпринимательской деятельности на территории Республики Марий Эл. Закономерным результатом подобного рода пробелов является злоупотребление правом в различных его формах, чем и пользуются так называемые брендовые (патентные) тролли. Расширение перечня необходимых для регистрации документов, которые способствовали бы проверке в ФИПС заявителей на своеобразную «брендовую благонадежность» позволило бы решить многие проблемные вопросы, касающиеся злоупотребления правом, в том числе в отношении региональных брендов.

В связи с этим считаем целесообразным расширить перечень документов, необходимых для регистрации товарного знака, в случае, если он содержит географическое указание или возможные аналоги, указывающие на его региональный характер, а также, если класс МКТУ подразумевает осуществление производственной деятельности. Такими документами могут быть выписки из ЕГРЮЛ и ЕГРИП с указанием юридического адреса, кодов ОКВЭД, копии товарных накладных или универсальных передаточных документов, обороты счета 20 и т.п.

Безусловно, в качестве контраргумента будет выдвинут тезис о серьезном ограничении конкуренции такими нововведениями5. Поэтому, необходимо первоначально решить, что́ является приоритетным на данный момент: сохранение конкуренции или возможность экономического развития регионов? Дотационные регионы, регионы с низкими экономическими показателями заинтересованы, прежде всего, в монополизации географических названий и их аналогов. Как правило, активы, за счет которых они могут развиваться и улучшать качество жизни населения, немногочисленны. Это особенно имеет отношение к многим национальным республикам, где делают ставку на национальный, экологический, гастрономический туризм, народные промыслы и т.п.

Представляется перспективной, хотя и критикуемая с юридической точки зрения6, инициатива Новгородской области, выразившаяся в Законе Новгородской области от 19 декабря 2018 г. № 524 «О региональных, муниципальных, территориальных брендах, народных художественных промыслах и ремесленной деятельности», где была предпринята попытка правового регулирования интеллектуальной собственности на региональном уровне, в нарушение Конституции РФ, с указанием в качестве правообладателя региональных брендов – Правительства области7.

В Республике Марий Эл пошли по иному пути и зарегистрировали в 2018 г. товарный знак № 666144 «Сделано в Марий Эл» на Торгово-промышленную палату Республики Марий Эл, которая предоставляет предпринимателям право его использования на основании неисключительной лицензии сроком на пять лет. Для заключения такого договора производителю необходимо пройти через Систему добровольной сертификации8, которую осуществляет ФБУ «Марийский ЦСМ», и подтвердить качество, выпускаемой продукции. В настоящий момент обладают правом размещать региональный бренд на своей продукции три организации9, которые подали свои заявки в 2019 г. С 2020 г. новых заявок подано не было, что связано, вероятно, со спадом активности агитационной и просветительской деятельности в этом направлении Торгово-промышленной палаты Республики Марий Эл.

Представляется, что особое место в развитии региональных брендов должны занимать именно местные Торгово-промышленные палаты (далее – ТПП), поскольку в силу своего расположения и кадровой комплектации именно они в наибольшей степени могут оценить экономические, культурные и исторические потребности и особенности территорий. В настоящий момент основным нормативно-правовым актом, регулирующим их деятельность, является Закон РФ от 07 июля 1993 г. № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» (далее – Закон № 5340-1), где в числе прав, имеющихся у ТПП, перечислены: «Оказывать содействие организациям и индивидуальным предпринимателям в патентовании изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрации товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров, топологий интегральных микросхем, программ для электронных вычислительных машин, баз данных, осуществлении других авторских и смежных прав, а также оказывать содействие в оценке, реализации и защите интеллектуальных прав». Представляется, что данные права должны быть отнесены в число основных задач и видов деятельности ТПП.

Кроме того, ТПП может стать эффективным инструментом для предотвращения злоупотребления правом предпринимателями, тем более, что согласно ст. 3 Закона № 5340-1 к числу задач деятельности палат относится принятие мер, в рамках предоставленных им прав, к недопущению и пресечению недобросовестной конкуренции и неделового партнерства. В контексте проблемы защиты региональных брендов, предлагаем отнести к числу задач региональных ТПП мониторинг регистрационной активности географических указаний, наименования места происхождения товаров и товарных знаков (знаков обслуживания), элементы которых содержат указание на географическую область или аналоги, а также наделить их правом судебного (административного) оспаривания решения о предоставлении правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания), элементы которых содержат указание на географическую область или аналоги, что станет еще одним из механизмов пресечения деятельности «брендовых (патентных) троллей».

Таким образом, в настоящий момент необходимо признать недостаточную защищенность на законодательном уровне региональных брендов. Особенно это относится к предоставлению правовой охраны товарным знакам, которые содержат указание на географическую область или аналоги, что приводит к росту случаев злоупотребления правом со стороны правообладателей. Для предупреждения и профилактики подобного рода действий предлагаем следующее. Во-первых, разработать актуальные «Рекомендациях по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, которые содержат указание на географическую область или аналоги». Во-вторых, расширить перечень необходимых для регистрации документов, которые способствовали бы проверке в ФИПС заявителей на своеобразную «брендовую благонадежность» и подтверждали осуществление заявителем производственной деятельности, деятельности по оказанию услуг на территории конкретного региона. В-третьих, предоставить ТПП право судебного (административного) оспаривания решения о предоставлении правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания), элементы которых содержат указание на географическую область или аналоги, а также отнести к числу задач региональных ТПП мониторинг регистрационной активности на такие товарные знаки, географические указания, наименования места происхождения товаров.

 

 


1 Концепция продвижения национального и региональных брендов товаров и услуг отечественного производства на 2007-2008 г. [Электронный ресурс]. URL: http://urbaneconomics.ru/download.php?dl_id=2780 (дата обращения: 03 августа 2022 г.).

2 Региональные бренды: НМПТ, ГУ [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/ru/sourses/regional-brands (дата обращения: 03 августа 2022 г.).

3 См.: Логунцова И.В. Продвижение национального и региональных брендов отечественного производства как государственная задача //Государственное управление. Электронный вестник. 2010. №23. С. 1-6; Токарева Е.В., Антамошкина Е.Н. Агропромышленный туризм как перспективное направление развития сельских территорий в регионах России /Туризм: право и экономика. 2022. № 1. С. 18-21; Этнокультурное брендирование территории в контексте стратегии регионального развития /Отв.ред. Т.В. Коваленко. М.: Институт Наследия, 2020. 114 с. и др.

4 См.: Плясунова О.В. О первых результатах принимаемых мер по продвижению региональных брендов в России /Копирайт. 2021. № 1; Фабричный С.Ю., Рузакова О.А. Региональные бренды России: основные направления развития //Патенты и лицензии. 2017. 35. С.46-53; Фомина Л. Шанс региональных брендов. Географическое указание – новый объект интеллектуальных прав //Финансовая газета. 2019. № 34. С. 5-7; Шахназаров Б.А. «Зеленая» интеллектуальная собственность (Green IP) //ИС. Промышленная собственность. 2022. № 4. С. 24-34.

5 См.: Афанасьева Е.Г., Долгих М.Г. «Откуда дровишки?», или Риски монополизации топонимов //Предпринимательское право. 2019. № 2. С. 37-41.

6 См.: Афанасьева Е.Г., Долгих М.Г. Указ. соч.; Светлорусов А.А. Региональный бренд: правовые аспекты создания в субъектах Российской Федерации /Сборник трудов VIII Конгресса молодых ученых. Т. 6. СПб.: Издательство НИУ ИТМО, 2019. 227с. С. 152-154 и др.

7 Необходимо отметить, что региональные власти давно применяют практику регистрации региональных брендов. Так, например, в ФИПС зарегистрирован товарный знак № 581236 «Вологодская область. Душа русского севера», правообладателем которого является Правительство Вологодской области, заключающее с предпринимателями неисключительные лицензионные договоры сроком на пять лет на право использования товарного знака (См.: Вологодская область. Душа русского севера [Электронный ресурс]. URL: http://new.fips.ru/registers-doc-view/fips_servlet?DB=RUTM&DocNumber=581236&TypeFile=html (дата обращения: 03 августа 2022 г.).

8 В соответствии со ст. 16 Закона РФ от 07 июля 1993 г. № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации», ТПП «вправе разрабатывать системы добровольной сертификации в сфере оценки соответствия товаров, работ, услуг и систем качества техническим регламентам и стандартам, которые имеют рекомендательный характер и которые могут применять любые заинтересованные организации и индивидуальные предприниматели в добровольном порядке».

9 Реестр продукции, маркированной знаком Системы добровольной сертификации «Сделано в Марий Эл» [Электронный ресурс]. URL: http://www.maricsm.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=291 (дата обращения: 03 августа 2022 г.).

 

Список литературы

1. Афанасьева Е.Г., Долгих М.Г. «Откуда дровишки?», или Риски монополизации топонимов // Предпринимательское право. 2019. № 2. С. 37-41.

2. Концепция продвижения национального и региональных брендов товаров и услуг отечественного производства на 2007-2008 г. [Электронный ресурс]. URL: http://urbaneconomics.ru/download.php?dl_id=2780 (дата обращения: 03 августа 2022 г.).

3. Логунцова И.В. Продвижение национального и региональных брендов отечественного производства как государственная задача //Государственное управление. Электронный вестник. 2010. №23. С. 1-6.

4. Плясунова О.В. О первых результатах принимаемых мер по продвижению региональных брендов в России //Копирайт. 2021. № 1.

5. Региональные бренды: НМПТ, ГУ [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/ru/sourses/regional-brands (дата обращения: 03 августа 2022 г.).

6. Светлорусов А.А. Региональный бренд: правовые аспекты создания в субъектах Российской Федерации /Сборник трудов VIII Конгресса молодых ученых. Т. 6. СПб.: Издательство НИУ ИТМО, 2019. 227 с. С. 152-154.

7. Токарева Е.В., Антамошкина Е.Н. Агропромышленный туризм как перспективное направление развития сельских территорий в регионах России // Туризм: право и экономика. 2022. № 1. С. 18-21.

8. Фабричный С.Ю., Рузакова О.А. Региональные бренды России: основные направления развития //Патенты и лицензии. 2017. № 35. С. 46-53.

9. Фомина Л. Шанс региональных брендов. Географическое указание – новый объект интеллектуальных прав // Финансовая газета. 2019. № 34. С. 5-7.

10. Шахназаров Б.А. «Зеленая» интеллектуальная собственность (Green IP) //ИС. Промышленная собственность. 2022. № 4. С. 24-34.

11. Этнокультурное брендирование территории в контексте стратегии регионального развития / Отв.ред. Т.В. Коваленко. М.: Институт Наследия, 2020. 114 с.