Материально-правовое положение лиц, которым могут быть предъявлены требования о пресечении нарушений в сети Интернет

02 Декабря 2019
А.В. Чакилев,
студент магистратуры НИУ ВШЭ по направлению «Право информационных технологий и интеллектуальной собственности»
 
 

1. Общие положения

Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является одним из способов защиты, перечисленных в ст. 1252 ГК РФ. Согласно подпункту 2 п. 1 данной статьи требование о пресечении может быть предъявлено как к лицу, совершающему такие действия (осуществляющему необходимые приготовления к ним), так и к иным лицам, которые могут пресечь такие действия.

Норма, согласно которой требование о пресечении может быть предъявлено не только к нарушителю, но и к тем лицам, которые могут пресечь нарушение, была введена в закон относительно недавно1 и, как справедливо отмечается, является важной для целей пресечения действий, нарушающих исключительное право в информационно-телекоммуникационных сетях2.

Целью введения данного правила было обоснование обязанности провайдеров хостинга реагировать на сообщения о нарушениях исключительных прав в сети Интернет3. Однако, как показывает практика, оно может быть распространено и на других лиц, например, на владельцев сайтов, регистраторов и т.д.

В соответствии с пунктом 4 ст. 1253.1 ГК РФ к информационному посреднику, который не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, могут быть предъявлены требования о защите интеллектуальных прав (п. 1 ст. 1250, п. 1 ст. 1251, п. 1 ст. 1252 ГК РФ), не связанные с применением мер гражданско-правовой ответственности, в том числе об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней.

Таким образом, поскольку рассматриваемые положения сформулированы достаточно широко и неопределенно, на практике зачастую возникают вопросы о том, кому именно и какое именно может быть предъявлено требование.

Правильная квалификация ответчика в качестве информационного посредника или иного лица также может иметь значение для последующего привлечения к гражданско-правовой ответственности.

2. Лица, которым могут быть предъявлены требования о пресечении нарушений в сети Интернет

Исходя из системного анализа подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ и ст. 1253.1 ГК РФ, субъектов, которым может быть предъявлено требование о пресечении, можно классифицировать следующим образом:

-

непосредственные нарушители;

-

информационные посредники;

-

иные лица, способные пресечь правонарушение, не являющиеся информационными посредниками.

Как правило, в доведении информации до всеобщего сведения в сети Интернет задействованы следующие лица: администратор домена, владелец сайта, провайдер хостинга, регистратор доменов, лицо, размещающее ссылки / оператор поисковой системы4. В зависимости от характера осуществляемой деятельности они могут быть отнесены к одной из перечисленных групп лиц. Отметим, что указанный перечень лиц, участвующих в доведении информации до всеобщего сведения, не является исчерпывающим и может быть дополнен иными лицами, например, такими, как разработчик программного обеспечения, пользователь; интернет-провайдер (оператор связи).

2.1. Нарушители

Для того чтобы предъявить требование о пресечении к нарушителю, необходимо установить, кто таковым является при различных нарушениях.

Согласно пункту 78 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»5 (далее – Постановление Пленума № 10) в отношении владельца сайта действует опровержимая презумпция того, что он является непосредственным нарушителем, если не докажет, что нарушающий права материал на сайте был размещен третьими лицами и он является информационным посредником.

В этом же пункте Постановления Пленума № 10 закреплена опровержимая презумпция того, что владельцем сайта является администратор доменного имени, если иное не следует из обстоятельств дела и представленных доказательств.

Указанные презумпции, по-видимому, обусловлены тем, что в большинстве случаев администратор доменного имени и владелец сайта являются одним и тем же лицом.

Также лицом, которое может быть непосредственным нарушителем, является пользователь, незаконно разместивший на сайте результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

2.2. Информационные посредники

Согласно нормам ст. 1253.1 ГК РФ лицо, осуществляющее передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети Интернет; лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети; лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети, является информационным посредником.

Таким образом, закон закрепляет три вида деятельности, при осуществлении которой лицо признается информационным посредником в части осуществления данной деятельности. В случае если лицо осуществляет одновременно различные виды деятельности, то вопрос об отнесении такого лица к информационному посреднику должен решаться применительно к каждому виду деятельности6.

Статус информационного посредника предполагает наличие условий освобождения последнего от гражданско-правовой ответственности, в то время как требование о пресечении в соответствии со ст. 1252 ГК РФ может быть предъявлено независимо от соблюдения условий освобождения от ответственности, указанных в ст. 1253.1 ГК РФ. Таким образом, информационные посредники находятся в более выгодном, льготном положении по сравнению с непосредственными нарушителями, но могут быть привлечены к ответственности в отличие от иных лиц, которым может быть предъявлено только требование о пресечении нарушения в соответствии со ст. 1252 ГК РФ.

2.3 Иные лица

Некоторые лица, способные пресечь правонарушение в сети Интернет, при определенных обстоятельствах не являются информационными посредниками.

Так, например, владелец сайта в зависимости от обстоятельств может быть признан как информационным посредником, так и непосредственным нарушителем.

Отсутствует также единое мнение в вопросе о том, являются ли регистратор доменного имени и администратор доменного имени информационными посредниками или иными лицами.

3. Предъявление требования о пресечении

3.1. Администратор доменного имени

При доменном нарушении, то есть размещении результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в доменном имени, поскольку администратор домена самостоятельно осуществляет выбор доменного имени, то в случае использования результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации в доменном имени в этой части он является непосредственным нарушителем7 и надлежащим ответчиком по иску о пресечении правонарушения.

При контентном8 нарушении, то есть при размещении результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации непосредственно в содержательной части сайта, включая его исходный код и визуальное отображение, администратор домена, который лишь обеспечивает адресацию на чужой сайт, где третьими лицами размещается результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, относится к иным лицам. Вопрос о том, может ли такой администратор обладать статусом информационного посредника - дискуссионный и на сегодняшний день остается открытым9.

В таком случае администратор доменного имени, не являющийся непосредственным нарушителем, может быть надлежащим ответчиком по иску о пресечении в некоторых случаях с учетом оценки соразмерности меры защиты нарушению, например, когда владелец сайта не исполняет соответствующий судебный акт о пресечении нарушения10, и к нему может быть предъявлено требование о прекращении адресации на сайт.

Однако при определенных обстоятельствах администратор домена может быть признан непосредственным нарушителем. Например, в случае участия администратора в совершении правонарушения на сайте (в частности, если он осознанно предоставил возможность использования домена для совершения действий, являющихся нарушением, или получал доход от неправомерного использования результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации)11.

Так, администратор домена был признан непосредственным нарушителем в деле № А40-5847/2017, поскольку, хотя и передал право пользования сайтом иному лицу (владельцу сайта), изначальное наполнение контентом (по договору о создании сайта, до начала его размещения в сети), осуществлял самостоятельно12. В таком случае администратор домена также будет являться надлежащим ответчиком по иску о пресечении.

Отметим также, что ранее существовала иная позиция13, в большей степени ориентированная на правообладателей, в соответствии с которой ответственность за распространение содержания соответствующего сайта нес администратор доменного имени, поскольку использование ресурсов сайтов невозможно без участия администратора домена, владеющего паролем для размещения информации по соответствующему доменному имени.

При этом администратору, не являющемуся владельцем сайта, предлагалось предъявлять регрессное требование к лицу, фактически разместившему информацию.

3.2. Владелец сайта

Отечественной судебной практике неизвестны случаи, когда требование о пресечении доменного нарушения предъявлялось не администратору доменного имени, а владельцу сайта (когда они не совпадают в одном лице).

Полагаем, что в случае доменного нарушения такой владелец сайта является надлежащим ответчиком (непосредственным нарушителем), если ему предъявляется требование о пресечении, связанное с запретом использования доменного имени при размещении на сайте контента, поскольку, если на сайте, размещенном под соответствующим доменом, будут предлагаться товары (услуги), неоднородные с теми, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, либо сайт в принципе не будет служить для продвижения товаров (услуг), - то нарушение права будет отсутствовать14.

При контентном нарушении владелец сайта является непосредственным нарушителем, если не опровергнет презумпцию того, что непосредственным нарушителем является пользователь, а владелец является лишь информационным посредником.

Владелец сайта может быть признан информационным посредником, если материал на сайте был размещен не им самим, а пользователем (например, если сайт является социальной сетью15 или видеохостингом16, либо по своей структуре сайт является торговой площадкой17 - в данном случае владелец сайта выступает в качестве «провайдера содержания»18). Однако если владелец сайта вносит изменения в размещаемый пользователями на сайте материал, разрешение вопроса об отнесении его к информационным посредникам зависит от того, насколько активную роль он выполнял в формировании размещаемого материала и (или) получал ли он доходы непосредственно от неправомерного размещения материала. Существенная переработка материала и (или) получение доходов владельцем сайта может свидетельствовать о том, что он является не информационным посредником, а непосредственным нарушителем19.

В случае если владелец не является информационным посредником, но информация была размещена третьим лицом, то не исключена ситуация, при которой как владелец, так и третье лицо будут признаны нарушителями.

Однако независимо от признания владельца сайта информационным посредником или нарушителем, будучи лицом, определяющим содержание сайта, в случае контентного нарушения владелец будет являться надлежащим ответчиком по иску о пресечении.

Заметим также, что ранее суды применяли подход, при котором владелец сайта не мог не быть непосредственным нарушителем, поскольку «не мог не знать о размещении на сайте произведений, равно как и о неправомерности такого размещения»20.

Необходимо также отметить, что в соответствии со ст. 15.7 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» правообладатель, в случае обнаружения сайта, на котором без законного основания размещена информация, содержащая объекты авторских и (или) смежных прав, или информация, необходимая для их получения, вправе направить владельцу сайта заявление о нарушении авторских и (или) смежных прав.

Как видно, адресатом заявления правообладателя может являться только владелец сайта вне зависимости от того, является ли он непосредственным нарушителем или информационным посредником и вида нарушения.

Кроме того, действие данной статьи распространяется только на обладателей авторских и смежных прав, что также существенно сужает возможности ее использования обладателями прав на средства индивидуализации (за исключением случаев, когда средства индивидуализации включают в себя графический элемент, также охраняемый авторским правом).

Таким образом, в тех случаях, когда имеет место нарушение прав на средства индивидуализации либо заявление направляется иным субъектам помимо владельца сайта, надлежит руководствоваться общими положениями о досудебном урегулировании споров, а не правилами ст. 15.7 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ.

3.3. Пользователь

В случае доменного нарушения пользователь, как правило, не является лицом, выбравшим доменное имя, в связи с чем ему не может быть предъявлено требование о пресечении.

В случае когда пользователь выбирает доменное имя и ему предъявляется требование о пресечении, владелец сайта или администратор домена, предоставивший возможность разместить информацию под выбранным пользователем доменным именем, должен быть признан информационным посредником21 (что не исключает возможность предъявления пользователю требования о пресечении), а пользователь – нарушителем.

Полагаем, что правила о доменных нарушениях со стороны пользователя-нарушителя могут быть применимы и при использовании охраняемого объекта в произвольной части адреса электронной почты – имени, располагающемся перед символом @22. Формально указанная часть адреса не является доменным именем, и в этом смысле можно говорить о более широком нарушении – адресном. Однако неразрывная связь имени и домена, в котором расположена почта, позволяет говорить о нецелесообразности выделения подобных нарушений в отдельную категорию.

К пользователям, которые, как известно, являются наиболее частыми нарушителями интеллектуальных прав в сети Интернет23, неправомерно разместившим контент на сайте, могут быть предъявлены как требования о пресечении, так и применены меры ответственности, поскольку они будут являться нарушителями24.

В то же время нельзя исключать ситуацию, при которой пользователю владельцем сайта не была предоставлена техническая возможность удалять размещенный материал. Полагаем, что в таком случае пользователю не может быть предъявлено требование о пресечении, а надлежащим ответчиком будет являться владелец сайта.

Поскольку для размещения информации в сети Интернет, как правило, не требуется идентификация пользователей, позволяющая однозначно их установить, при определенных обстоятельствах предъявление иска к ним может быть существенно затруднено, в связи с чем судебная практика по данному вопросу немногочисленна.

3.4 Провайдер хостинга

Провайдер хостинга является информационным посредником в силу характера осуществляемой им деятельности.

В случае контентного нарушения25 провайдеру хостинга может быть предъявлено требование о пресечении нарушения в силу п. 3 ст. 1253.1 ГК РФ, согласно которой провайдер хостинга обязан применить свои полномочия по ограничению прав владельца сайта на пользование услугами провайдера в случае выявления факта нарушения исключительных прав.

Однозначной практики относительно возможности предъявления требований провайдеру хостинга в случае доменного нарушения на сегодняшний день не существует. Имеющаяся практика26 свидетельствует о том, что провайдеру хостинга потенциально может быть предъявлено требование о пресечении с учетом оценки соразмерности меры защиты нарушению.

Однако для правильной квалификации статуса провайдера хостинга следует выделить два вида доменных нарушений.

В первом случае нарушением исключительного права является приобретение права на доменное имя само по себе, например, с целью недобросовестной конкуренции. При таких условиях, если под указанным доменным именем размещается сайт, контент которого не нарушает исключительного права (например, предложение о продаже домена), провайдера хостинга можно признать иным лицом, способным пресечь доменное нарушение.

Практическая целесообразность предъявления подобного требования находится под вопросом, поскольку нарушитель не будет лишен возможности разместить сайт на собственных аппаратных мощностях или у другого провайдера. Кроме того, необходимо учитывать, что прекращение хостинга сайта само по себе не прекратит такое доменное нарушение, поскольку надлежащим способом защиты является требование к администратору или регистратору об аннулировании регистрации. В то же время возможна ситуация, при которой правообладатель имеет вынесенные в его пользу судебные акты, однако домен продолжает находиться под контролем нарушителя. В подобных исключительных случаях мы считаем возможным предоставить правообладателю защитить свое право подобным образом.

Иным образом следует разрешить вопрос о статусе провайдера хостинга в том случае, когда зарегистрированный домен содержит в себе охраняемый объект, однако сама по себе регистрация такого домена не является незаконной. Нарушение исключительного права путем использования домена при таком условии тесно связано с контентом сайта, который размещается под таким доменом (например, сайт используется для продажи однородных товаров).

Поскольку провайдер хостинга осуществляет деятельность, предусмотренную п. 3 ст. 1253.1 ГК РФ в отношении контента сайта, а не его доменного имени, он будет являться информационным посредником. Прекращение хостинга сайта под таким доменом, равно как и размещение другого по содержанию сайта, приведет к устранению нарушения.

3.5. Регистратор доменного имени

Согласно правилам регистрации доменных имен27 регистратором доменных имен является юридическое лицо, аккредитованное Координатором для регистрации доменных имен в доменах .RU и/или .РФ.

Технические функции регистратора домена состоят в поддержании базы данных зарегистрированных доменов, предоставлении всем желающим доступа к этой базе по протоколу Whois, который также осуществляет функции по внесению в Реестр сведений о доменном имени, его администраторе и иных сведений. «Регистратор доменного имени лишь фиксирует в соответствующем реестре (базе данных) информацию о занятых адресах сайтов в сети Интернет, владельцах таких сайтах, организациях, осуществляющих хостинг этих сайтов, однако сам функции по предоставлению вычислительных мощностей для размещения информации и ее передачи в сети Интернет не выполняет»28.

Следовательно, регистратор доменных имен не может нести ответственность за содержание информации на сайте ввиду того, что он не осуществляет передачу материала в сети Интернет, не предоставляет возможности для размещения материала или информации, доступа к материалам сайта, а также не несет ответственности за размещенную администратором доменного имени информацию и не является информационным посредником.

Тем не менее история развития положения регистратора заслуживает внимания. Изначально превалирующей являлась позиция признания регистратора доменных имен в качестве информационного посредника29.

Суд по интеллектуальным правам в рамках рассмотрения дела N А40-52455/2015 признал регистратора доменных имен информационным посредником, указав, что регистратор соответствует критериям информационного посредника «как в случае предоставления услуг хостинга, так и в случае делегирования домена регистратор доменного имени предоставляет возможность доступа через зарегистрированное им доменное имя к материалу, находящемуся в информационно-телекоммуникационной сети Интернет на соответствующем сайте, а также имеет возможность ограничить (приостановить, прекратить) доступ к такому материалу для пользователей сети Интернет».

В дальнейшем позиция Суда по интеллектуальным правам как в отношении контентных, так и в отношении доменных нарушений была скорректирована. В менее развернутом виде позиция о возможности пресечения регистратором нарушений озвучивалась и ранее30, однако при рассмотрении дела А40-132026/2017 суд указал, что ссылка суда первой инстанции на правовую позицию, изложенную в деле А40-52455/2015, равно как и на ст. 1253.1 ГК РФ, не имеет правового значения, «так как в основу иска к данному ответчику были положения подпункта 2 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ, которые, как указано выше, применяются не только к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия (в настоящем деле – регистратору домена)»31.

Таким образом, суд, во-первых, указал на то, что регистратор доменных имен не является информационным посредником, но является иным лицом, а во-вторых, допустил возможность предъявления требования о пресечении к регистратору при рассмотрении доменного и контентного спора. В то же время однозначная позиция судов относительно того, можно ли обязать регистратора принять меры по пресечению нарушения, когда оно допущено только на сайте (контентное нарушение), на текущий момент отсутствует.

При этом доводы регистратора об отсутствии у последнего правовых оснований для прекращения делегирования доменного имени судом, по нашему мнению, обоснованно игнорируются, поскольку «установление в правилах32 закрытого перечня оснований для прекращения делегирования доменов не означает невозможность принятия судебного акта о пресечении нарушения путем прекращения делегирования доменов, поскольку правила не являются нормативным актом и не могут ограничить предоставленную законом (пп. 2 п. 1 статьи 1252 ГК РФ) возможность защиты права истца путем предъявления такого требования»33.

Тем не менее, суды учитывают34 технические особенности, не позволяющие регистратору пресечь контентное нарушение35, поскольку снятие с делегирования домена не приводит к неработоспособности сайта сиюминутно, сайт продолжает отображаться в сети сроком до нескольких недель и месяцев, так как в промежуточном буфере (временном хранилище данных) информация о контенте сайта сохраняется. Таким образом, даже заблокированный домен будет работать с ряда компьютеров. В поисковой системе он также будет находиться долгое время, а если ввести IP-адрес, то сайт откроется.

В указанных делах суды исключают возможность удовлетворения требования о пресечении к регистратору при рассмотрении контентного спора.

Последняя практика Суда по интеллектуальным правам свидетельствует о том, что у регистратора отсутствует статус информационного посредника.

При рассмотрении дела № А40-91339/2017 суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований к регистратору домена о взыскании компенсации за предоставление возможности и незаконное использование товарного знака и обязании аннулировать регистрацию доменного имени36.

Отправляя это дело на новое рассмотрение, Суд по интеллектуальным правам указал на то, что суды не выяснили, является ли регистратор информационным посредником.

Повторно отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции отметил, что характер деятельности регистратора не подпадает под признаки деятельности информационного посредника37.

С данной позицией не согласился суд апелляционной инстанции, который посчитал, что регистратор все же обладает технической возможностью ограничить доступ к сайту и является информационным посредником38.

Суд по интеллектуальным правам, учитывая разъяснения, данные в п. 77 и 159 Постановления Пленума № 10, отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, тем самым подтвердив правильность выводов суда первой инстанции об отсутствии у регистратора статуса информационного посредника. Кроме того, Суд по интеллектуальным правам отметил, что «сама по себе регистрация доменного имени может быть признана самостоятельным фактом нарушения исключительного права на товарный знак только в контексте действий администратора по приобретению права на такое доменное имя, а не действий регистратора по внесению записи о доменном имени в соответствующий реестр»39.

Полагаем, что с технической точки зрения регистратор действительно не может быть признан информационным посредником, поскольку действия по внесению информации о соответствии определенного ip-адреса определенному доменному имени осуществляются регистратором единожды, а дельнейшая адресация пользователей происходит без его участия.

Ранее суды допускали расширительное толкование норм ст. 1253.1 ГК РФ, возможно, с целью возможности пресечения правонарушений на досудебном этапе и обеспечения правообладателей эффективным средством защиты прав, однако на текущий момент окончательно сложилась тенденция ухода от такого толкования в сторону ст. 1252 ГК РФ и возможности пресечения нарушения регистратором вне зависимости от признания его информационным посредником.

В то же время необходимо учитывать, что требование об аннулировании доменного имени к регистратору не может быть удовлетворено в том случае, когда регистрация доменного имени не нарушает прав сама по себе, а защита исключительного права при контентном нарушении обеспечена путем установления запрета владельцу использовать охраняемый объект на сайте под указанным доменным именем40.

Логичным продолжение указанной позиции является вывод о том, что требование к регистратору об аннулировании доменного имени при контентных нарушениях должно быть удовлетворено лишь в тех исключительных случаях, когда несмотря на наличие судебного запрета владелец сайта и провайдер хостинга не принимают мер по устранению контентного нарушения.

3.6. Лицо, размещающее ссылки

Вопрос о том, каким именно правовым статусом обладает лицо, размещающее ссылки (например, операторы поисковых систем, в том числе при размещении контекстной рекламы41 и агрегаторы новостей42) является дискуссионным43.

До судов требования о пресечении/привлечении к ответственности практически не доходили, однако склонность к признанию рассматриваемых лиц информационными посредниками имелась44.

Как правило, пользователи осознают, что результат поисковой выдачи отражает не собственную информацию оператора поисковой системы, а материал со сторонних сайтов, в связи чем последний, по общему правилу, признается информационным посредником45.

В проекте Постановления Пленума № 10 предлагался подход, в соответствии с которым лица, размещающие ссылки, признавались информационными посредниками разных типов в зависимости от осуществляемой деятельности.

Так, к лицам, предоставляющим возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения, предлагалось соответственно применять правила п. 2 и 3 ст. 12531 ГК РФ в зависимости от характера действий такого лица.

Например, лицо, предоставляющее ссылку на другой материал (поисковая система), по своему характеру действий приравнивалось бы к лицам, указанным в п. 3 ст. 1253.1 ГК РФ, так как оно определяет возможность перехода к этому материалу.

В случае использования ссылки, при которой на просматриваемом сайте отражается находящийся на ином сайте материал без перехода на этот сайт (так называемый «фрейминг»), лицо являлось бы информационным посредником, если присутствует указание на то, что материал находится на ином сайте и посетители сайта не воспринимают материал как часть просматриваемого сайта.

В ином случае лицо, разместившее ссылку, следовало признавать непосредственным нарушителем.

Поскольку в итоговый вариант указанные разъяснения включены не были, полагаем, что лица, размещающие ссылки в соответствии со складывающейся судебной практикой, будут признаваться информационными посредниками46. Вид информационного посредника или возможность признания лица непосредственным нарушителем будут определяться судом в каждом конкретном случае самостоятельно исходя из обстоятельств дела.

3.7. Операторы связи и разработчики программного обеспечения

Как отмечает Е.А. Павлова, когда ст. 1253.1 ГК РФ только обсуждалась, предполагалось, что в ней будут только два вида информационных посредников: оператор связи и хостинг-провайдер47. Расширение сферы действия положений об информационном посредничестве не всегда можно считать обоснованным48.

Практика привлечения провайдеров хостинга в качестве ответчиков по делам о пресечении нарушений в сети Интернет получила свое развитие, в то время как практика привлечения в аналогичных случаях операторов связи практически отсутствует.

Очевидно, что оператор связи является информационным посредником в соответствии с п. 2 ст. 1253.1 ГК РФ. Предоставление оператору связи статуса посредника справедливо, поскольку он, в силу специфики своей деятельности, не знает о содержании информации, которую передает49.

Однако привлечение его в качестве ответчика по иску о пресечении связано с рядом практических трудностей.

Во-первых, количество операторов велико, и пресечение нарушения одним из них не означает, что размещенный материал более будет не доступен.

Во-вторых, в одном из рассмотренных дел, где ответчиком выступал оператор связи, судом на истца было возложено бремя доказывания того, что именно оператор связи предоставляет доступ абонентам к некоему конкретному материалу (информации)50.

При указанных обстоятельствах (сложность доказывания и отсутствие возможности реального пресечения нарушения) предъявление требований к оператору связи можно признать целесообразным только в том случае, если он (в отличие от других операторов), не блокирует сайт на основании требования Роскомнадзора в порядке ФЗ «Об информации».

Судебная практика по вопросу признания разработчиков программного обеспечения информационными посредниками либо иными лицами, способными пресечь правонарушение, отсутствует в принципе.

На текущий момент единственным случаем, дошедшим до суда, в котором подобная оценка потенциально может быть дана, является дело А40-18827/2017 по иску ООО «В Контакте» к ООО «Дабл», однако исходя из судебных актов нельзя однозначно сказать признают ли суды разработчика информационным посредником или иным лицом, способным пресечь нарушение. Полагаем, что в случае осуществления разработчиком действий, попадающих под диспозиции норм ст. 1253.1 ГК РФ, отсутствуют препятствия в признании за таким лицом статуса информационного посредника.

 

 


1Федеральный Закон «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ [Электронный ресурс] // СПС «Гарант».

2Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части четвертой): в 2 т. (том 1) / Горленко С.А., Калятин В.О., Кирий Л.Л. и др., Отв. ред. Трахтенгерц Л.А. 2-е изд. М.: ИНФРА-М, 2016 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант».

3Вводный научный комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Павлова Е.А., Калятин В.О., Корнеев В.А., 2015 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант».

4Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 февраля 2019 г. N С01-1216/2018 по делу N А40-43044/2018.

5Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

6Там же. П. 77.

7Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 февраля 2019 г. N С01-1216/2018 по делу N А40-43044/2018; Справка по вопросам, возникающим при рассмотрении доменных споров, утв. постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 28 марта 2014 г. N СП-21/4, п. 1.2; п. 159 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

8Контент (от англ. content — содержание, содержимое) — это собирательный термин, характеризующий любую информацию на страницах сайта.

9Протокол N 16 заседания Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 28 апреля 2017 г. // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2017. Июнь. N 16. С. 13 - 29.

10Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 февраля 2019 г. N С01-1216/2018 по делу N А40-43044/2018.

11Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 февраля 2019 г. N С01-1271/2018 по делу N А56-81870/2018.

12Постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 мая 2018 г. N С01-282/2018 по делу N А40-5847/2017.

13Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 июня 2017 г. N С01-449/2017 по делу N А40-119913/2016, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 06 февраля 2017 г. N С01-1246/2016 по делу N А50-29320/2015, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 03 июня 2016 г. N С01-342/2016 по делу N А40-102695/2015.

14Право интеллектуальной собственности: учебник, том 3: Средства индивидуализации / А.С. Ворожевич, О.С. Гринь, В.А. Корнеев и др., Под общ. ред. Новоселовой Л.А. М.: Статут, 2018 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант»; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 19 мая 2017 г. по делу N А40-29319/2016.

15Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июня 2015 г. N С01-463/2015 по делу N А56-8331/2014.

16Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 июня 2015 г. N С01-524/2015 по делу N А40-66554/2014.

17Азизов Р.Ф., Архипов В.В. Отношения в сети Интернет формата WEB2.0: проблема соответствия между сетевой архитектурой и правовым регулированием // Закон. 2014. №1. [Электронный ресурс] // СПС «Гарант»; Архипов В.В., Килинкарова Е.В., Мелащенко Н.В. Проблемы правового регулирования оборота товаров в сети Интернет: от дистанционной торговли до виртуальной собственности // Закон. 2014. №6 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант».

18Жарова А.К., Демьянец М.В., Елин В.М. Предпринимательская деятельность в сети Интернет: монография. - М.: ЮРКОМПАНИ, 2014 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант»; Савельев А.И. полагает, что в данном случае владелец сайта является провайдером хостинга для своих пользователей, поскольку предоставляет свои вычислительные мощности для размещения пользовательского контента в информационной системе (Савельев А.И. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации" (постатейный). М.: Статут, 2015 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант»).

19Пункт 78 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

20Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 ноября 2016 г. N С01-959/2016 по делу N А49-121/2016.

21Постановление Суда по интеллектуальным правам от 20 августа 2019 г. N С01-717/2019 по делу N А40-284183/2018.

22Так, в рамках рассмотрения дела А14-18374/2016 ответчику было запрещено использовать обозначение «balans», а также сходные с ним до степени смешения обозначения в адресе электронной почты Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , а равно в любом другом адресе электронной почты в сети Интернет при осуществлении определенных видов деятельности (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 декабря 2018 г. N С01-1061/2017 по делу N А14-18374/2016).

23Гражданский кодекс Российской Федерации. Авторское право. Права, смежные с авторскими. Постатейный комментарий к главам 69 - 71 / Б.М. Гонгало, В.О. Калятин, М.Я. Кириллова и др., Под ред. Крашенинникова П.В. М.: Статут, 2017 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант».

24Отметим, что не все понимают принципиальную разницу между информационным посредником и пользователем. В.Л. Энтин, например, полагает, что пользователь, разместивший в сети результат интеллектуальной деятельности, будет информационным посредником (Энтин В.Л. Авторское право в виртуальной реальности (новые возможности и вызовы цифровой эпохи). М.: Статут, 2017 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант»).

25Постановление Суда по интеллектуальным правам от 03 декабря 2018 г. N С01-952/2018 по делу N А19-28503/2017, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 02 февраля 2018 г. N С01-1103/2017 по делу N А56-1985/2017, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 сентября 2015 г. N С01-653/2015 по делу N А56-77036/2013.

26Определение Верховного Суда РФ от 21 марта 2016 г. N 307-ЭС16-1414 по делу N А56-61922/2014.

27Правила регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ, утвержденные решением Координационного центра национального домена сети Интернет от 05 октября 2011 г. N 2011-18/81 [Электронный ресурс] Координационный центр доменов .RU/.РФ – URL: https://cctld.ru/files/pdf/docs/rules_ru-rf.pdf(дата обращения 5 сентября 2019 г.).

28Решение Московского городского суда от 02 октября 2015 г. по делу N 3-432/2015, Решение Московского городского суда от 20 июля 2015 г. по делу N 3-377/2015, Решение Московского городского суда от 16 июля 2015 г. по делу N 3-378/2015.

29Никитин К. Регистратор доменных имен как посредник // ЭЖ-Юрист. 2017. № 5. С.9.

30Постановление Суда по интеллектуальным правам от 05 декабря 2016 г. N С01-1013/2016 по делу N А56-74358/2015.

31Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 июля 2018 г. N С01-506/2018 по делу N А40-132026/2017.

32Правила регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ, утвержденные решением Координационного центра национального домена сети Интернет от 05 октября 2011 г. N 2011-18/81 [Электронный ресурс] Координационный центр доменов .RU/.РФ – URL: https://cctld.ru/files/pdf/docs/rules_ru-rf.pdf(дата обращения 5 сентября 2019 г.).

33Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 июля 2018 г. N С01-506/2018 по делу N А40-132026/2017.

34Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 февраля 2019 г. N С01-6/2019 по делу N А40-18446/2018.

35На техническую невозможность пресечения регистратором правонарушения обращает внимание и С.А. Копылов, Протокол N 16 Заседания Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам 28 апреля 2017 г. // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2017. Июнь. N 16. С. 13 - 29.

36Решение Арбитражного суда города Москвы от 16 января 2018 г. по делу А40-91339/2017; Постановление девятого Арбитражного апелляционного Суда от 26 мая 2018 г. N 09АП-10440/2018 по делу А40-91339/2017.

37Решение Арбитражного суда города Москвы от 13 декабря 2018 г. по делу А40-91339/2017.

38Постановление девятого Арбитражного апелляционного Суда от 12 марта 2019 г. N 09АП-6007/2019 по делу А40-91339/2017.

39Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 октября 2019 г. N С01-581/2018 по делу N А40-91339/2017.

40Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 декабря 2017 г. N С01-1011/2017 по делу N А40-2659/2017.

41Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 сентября 2014 г. N С01-823/2014 по делу N А40-145068/2013.

42Постановление Суда по интеллектуальным правам от 06 июля 2017 г. N С01-491/2017 по делу N А40-216998/2016.

43Протокол N 16 Заседания Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам 28 апреля 2017 г. // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2017. № 16. С. 13 - 29., Егелев К.М., Калашников С.С. Поисковые системы и информационные посредники // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2017. № 16. С. 30 - 35.

44Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 декабря 2015 г. N С01-491/2013 по делу N А40-118705/2013.

45Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 февраля 2019 г. N С01-1216/2018 по делу N А40-43044/2018.

46Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14 марта 2019 г. N С01-303/2017 по делу N А70-9233/2016.

47Протокол N 10 заседания рабочей группы Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 22 апреля 2015 г. // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2015. № 19. С. 11 - 20

48Серго А.Г. Что страшнее: пиратство или борьба с ним? // ИС. Авторское право и смежные права. 2017. № 11. С. 7 - 16.

49Гражданский кодекс Российской Федерации. Авторское право. Права, смежные с авторскими. Постатейный комментарий к главам 69 - 71 / Б.М. Гонгало, В.О. Калятин, М.Я. Кириллова и др. Под ред. Крашенинникова П.В. М.: Статут, 2017 [Электронный ресурс] // СПС «Гарант».

50Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 февраля 2018 г. N С01-1135/2017 по делу N А83-3493/2016.