О понятии интеллектуальная собственность с позиций международного права

14 Февраля 2020
О.В. Новосельцев,
кандидат технических наук, кандидат юридических наук,
патентный поверенный РФ (рег. № 65),
генеральный директор ООО «Компания патентных поверенных "ПЕТРОПАТЕНТ"»
 
 

В современном обществе в условиях бурного развития международных отношений, формирования экономики знаний и развития информационных цифровых технологий, возможности частной собственности на средства производства и результаты творчества, все большее значение приобретают нематериальные в физическом смысле, но вполне материальные в гражданско-правовом (стоимостном, имущественном) смысле объекты имущества, информационные по своей природе результаты интеллектуальной деятельности, приравненные к ним средства индивидуализации и связанные с ними имущественные права, которые в большинстве стран мира называются интеллектуальная собственность1.

Современное резкое возрастание значимости результатов интеллектуальной деятельности, объектов и прав интеллектуальной собственности тесно связано с изменением функций информации в общественном производстве и потреблении.

Информация в настоящее время приобрела самостоятельное экономическое значение, обособленное от непосредственного производства, она стало самостоятельной коммерческой ценностью, импульсом развития науки и многих прикладных отраслей производства, основным активом постиндустриального информационного общества.

В результате массового применения электронно-вычислительных машин и программ, информационных телекоммуникационных технологий и Интернета произошло широкое вовлечение результатов интеллектуальной деятельности и связанных с ними имущественных прав в гражданский оборот, что потребовало включения вопросов использования результатов творчества и охраняемой информации в юридическую сферу и привело к появлению в теории и на практике понятия интеллектуальная собственность.

Необходимость включения данного института интеллектуальная собственность в систему современного российского гражданского права обусловлена не только обязательствами России по международным и межгосударственным соглашениям, в частности в рамках членства России во Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Всемирной торговой организации (ВТО), Содружестве независимых государств (СНГ), Евразийском экономическом союзе (ЕЭС), Таможенном союзе, но и насущной необходимостью её легального признания и использования для преодоления системного кризиса, возрождения и развития экономики современной России.

Россия как правоприемник СССР являясь полноправным членом ВОИС, приняла на себя обязательства практически по всем действующим в настоящее время международным соглашениям в области интеллектуальной собственности.

Россия как член ВТО присоединилась ко всем соглашениям, подписанным в ходе Уругвайского раунда Генерального соглашения по тарифам и торговле2, в том числе и к Соглашению о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности3, которое охватывает авторские и смежные права, товарные знаки, наименования мест происхождения товаров, промышленные образцы, патенты, топологии интегральных микросхем и содержит детальное описание средств защиты, которые члены ВТО должны предоставлять обладателям прав интеллектуальной собственности.

Россия как член СНГ подписала Модельный кодекс интеллектуальной собственности для государств участников СНГ4, который направлен на обеспечение единообразного регулирования имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, возникающих в связи с созданием и использованием объектов интеллектуальной собственности, распоряжением правами интеллектуальной собственности, а также с охраной и защитой прав на такие объекты, на гармонизацию национального законодательства в сфере интеллектуальной собственности государств - участников Содружества Независимых Государств,

Данный Модельный кодекс интеллектуальной собственности, далее – «Кодекс», устанавливает основания и принципы приобретения прав интеллектуальной собственности и распоряжения ими, охраны и защиты интересов собственников прав интеллектуальной собственности и обладателей объектов интеллектуальной собственности.

В нем указано, что законодательство государств - участников СНГ об интеллектуальной собственности состоит из данного Кодекса, модельных законов, конституций, национальных кодексов, законов и иных нормативных правовых актов, направленных на охрану личных неимущественных и имущественных прав субъектов права интеллектуальной собственности.

В Модельном кодексе интеллектуальной собственности также указано, что общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в области создания и использования объектов интеллектуальной собственности, распоряжения правами интеллектуальной собственности, а также охраны и защиты таких прав являются составной частью правовой системы государств – участников СНГ; что международные договоры государств - участников СНГ применяются к отношениям в области создания и использования объектов интеллектуальной собственности, распоряжения правами интеллектуальной собственности, а также охраны и защиты таких прав непосредственно; за исключением случаев, когда для применения международного договора требуется принятие национального правового акта и что если международным договором, участником которого является государство – участник СНГ, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в данном Кодексе, то применяются правила международного договора.

Постановка задачи исследования

В отношении понятия и термина интеллектуальная собственность в России в настоящее время сложилась парадоксальная ситуация.

Термин интеллектуальная собственность используется в Конституции РФ (ст. 44 и 71), в Гражданском кодексе РФ (ст. 1225) и в ряде федеральных законов;

существует орган исполнительной власти в Российской федерации - Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент)5, осуществляющая функции по контролю и надзору в сфере правовой охраны и использования объектов интеллектуальной собственности, патентов и товарных знаков и результатов интеллектуальной деятельности, вовлекаемых в экономический и гражданско-правовой оборот;

существуют подведомственные Роспатенту организации - Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС) с более чем двумя тысячами государственных экспертов и специалистов по интеллектуальной собственности6 и Российская государственная академия интеллектуальной собственности (РГАИС) с юридическим факультетом и факультетом управления интеллектуальной собственностью7;

в специальном государственном реестре зарегистрировано более двух тысяч патентных поверенных, осуществляющих ведение дел с федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности по поручению заявителей, правообладателей и иных заинтересованных граждан и юридических лиц 8

регулярно издаётся множество монографий и учебников по праву интеллектуальной собственности9;

активно функционирует Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС)10, полноправным членом которой является Россия;

существует международная практика и обязательные для исполнения международные соглашения в сфере интеллектуальной собственности с участием России (ВТО, ТРИПС, СНГ, Евразийский экономический союз и др.);

ежегодно на государственном уровне отмечается Всемирный день интеллектуальной собственности (26 апреля, день учреждения ВОИС);

существуют и активно используются Глобальные базы данных ВОИС и отдельных стран по массивам информации, имеющейся в системе интеллектуальной собственности, а также Международные классификации и Стандарты ВОИС для национальных ведомств по интеллектуальной собственности11;

разработан и принят Модельный кодекс интеллектуальной собственности для государств участников СНГ12;

выпускаются федеральные научные журналы «Интеллектуальная собственность»13 и «Право интеллектуальной собственности»14;

защищаются диссертации на соискание учёных степеней кандидатов и докторов юридических наук в области права интеллектуальной собственности15;

сложился определенный рынок интеллектуальной собственности16;

но при этом, как сообщают разработчики проекта введенной в действие с 1 января 2008 г. четвертой части ГК РФ, «российское законодательство определённо отказалось от использования понятия и термина интеллектуальная собственность как условного, собирательного обозначения субъективных гражданских прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации»17.

Нет единства относительно содержания понятия интеллектуальная собственность и во мнениях специалистов, различно отождествляющих интеллектуальную собственность:

-

с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации18;

-

совокупностью прав на объективно выраженные результаты интеллектуальной деятельности19;

-

исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации20;

-

результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации;

-

интеллектуальными правами, то есть с совокупностью личных и имущественных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации21.

Преобладающим в юридической литературе является мнение о невозможности понимания термина интеллектуальная собственность как разновидности собственности22, несмотря на наличие в нем ключевого слова собственность, легально признаваемый имущественный характер исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 1226 ГК РФ) и официальное признание имущества объектом собственности и правоотношений собственности (ст. 35 Конституции РФ, ст. 209 ГК РФ).

Неоднозначная получается ситуация, непонятная даже большинству специалистов в этой области гражданских правоотношений.

В связи с этим актуальным является задача исследования возможностей развития российского законодательства в этой области гражданского права с учетом определенного законом верховенства норм международного права и международных соглашений и принципиальной значимости развития гражданского оборота объектов и прав интеллектуальной собственности для сохранения суверенитета и успешного инновационного развития экономики России.

Участие России в международных соглашениях в сфере интеллектуальной собственности

16 декабря 2011 г. Россией был подписан Протокол о присоединении РФ к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной Торговой Организации ВТО (далее – Протокол). Этот документ, вместе с приложениями к нему, зафиксировал целый ряд особых обязательств РФ в связи со вступлением в ВТО. 22 августа 2012 г. Протокол вступил в силу и с этого момента он приобрел для РФ статус международного договора с соответствующей обязанностью его исполнения.

С 22 августа 2012 г. Россия стала членом Всемирной Торговой Организации (ВТО) и приняла на себя обязательства выполнять Соглашение о ВТО, одним из приложений к которому (№1С) является Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности, посвященное вопросам интеллектуальной собственности. Его положения также являются обязательными для соблюдения.

В рамках ВТО вопросы прав интеллектуальной собственности регулируются Соглашением ВТО о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (далее – ТРИПС)23. Россия подписанием Протокола подтвердила, что с даты присоединения к ВТО будет применять положения ТРИПС в полном объеме, включая положения о принудительном осуществлении прав, без введения каких-либо переходных периодов.

Характерной особенностью ТРИПС является то, что часть его основных положений отражает нормы, содержащиеся в базовых многосторонних конвенциях и соглашениях по правам интеллектуальной собственности и адекватна им, а часть делает акцент на правоприменение и обеспечение защиты от правонарушений.

Правовая охрана и защита интеллектуальной собственности, объектов и прав интеллектуальной собственности в настоящее время предусмотрена и в гражданском законодательстве ряда государств СНГ (Азербайджан, Армения, Беларусь, Молдова, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан Украина), кодификация законодательства об интеллектуальной собственности в которых проводилась на основе раздела V "Интеллектуальная собственность" модели Рекомендательного законодательного акта для СНГ, принятого на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ 17 февраля 1996 г.

19 ноября 2010 г. в Санкт-Петербурге полномочными представителями стран СНГ заключено Соглашение о сотрудничестве в области правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности и создании Межгосударственного совета по вопросам правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности, предусматривающее принятия согласованных и скоординированных мер по развитию системы правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности на территориях государств – участников Соглашения на основе международных обязательств и законодательства государств – участников настоящего Соглашения в целях развития научно-технического, торгово-экономического и социально-культурного сотрудничества24.

В статье 3 данного Соглашения определено, что для его целей термин интеллектуальная собственность понимается в значении, указанном в ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г.

29 мая 2014 г. в г. Астане с участием России подписан Договор о Евразийском экономическом союзе, в ст. 89 которого определено, что государства-члены осуществляют сотрудничество в сфере охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности и обеспечивают на своей территории охрану и защиту прав на них в соответствии с нормами международного права, международными договорами и актами, составляющими право Союза, и законодательством государств-членов25.

Согласно подписанному в Астане 29 мая 2014 г. Протоколу об охране и защите прав на объекты интеллектуальной собственности (приложение № 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе) под объектами интеллектуальной собственности понимаются произведения науки, литературы и искусства, программы для электронных вычислительных машин (компьютерные программы), фонограммы, исполнения, товарные знаки и знаки обслуживания, географические указания, наименования мест происхождения товаров, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также другие объекты интеллектуальной собственности, которым предоставляется правовая охрана в соответствии с международными договорами, международными договорами и актами, составляющими право Союза, и законодательством государств-членов26.

Приравнивание понятия интеллектуальная собственность в официально принятой редакции четвертой части ГК РФ к результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, с соответствующей отменой ст. 138 ГК РФ, которая ранее определяла понятие интеллектуальная собственность как исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с одновременным введением нового термина интеллектуальные права показывает не только существенное изменение гражданско-правового содержания понятия интеллектуальная собственность в ГК РФ, но и существенное отдаление терминологии ГК РФ от терминологии международных соглашений с участием России, нормативных актов ВОИС, ВТО, СНГ и Евразийского экономического союза, где используются общепринятые мировым сообществом термины интеллектуальная собственность, объекты интеллектуальной собственности и права интеллектуальной собственности в ином понимании содержания этих понятий, а термины интеллектуальные права и результаты интеллектуальной деятельности не используются.

Согласно части. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации являются составной частью её правовой системы, причём если международным договором Российской Федерации установлены иные правила кроме предусмотренных законом, то должны применяться правила международного договора.

Эта норма Конституции РФ определяет принципиальный характер взаимосвязи международного и российского гражданского права и верховенство норм международного права.

Кроме этого, в самом начале ГК РФ в ст. 7 «Гражданское законодательство и нормы международного права» указано, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации. Международные договоры Российской Федерации применяются к отношениям, указанным в п. 1 и 2 ст. 2 Кодекса, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила кроме предусмотренных гражданским законодательством, то применяются правила международного договора.

Поэтому целесообразно с применением методологии системного анализа27 рассмотреть понятие интеллектуальная собственность с позиций международного права и международных договоров с участием России.

Здесь стоит использовать также диалектический подход, согласно которому «каждое понятие – продукт исторически развивающегося познания, которое, поднимаясь с низшей ступени на высшую, резюмирует на основе практики добытые результаты во всё более глубоких понятиях. Именно поэтому понятия не статичны, не абсолютны, а находятся в состоянии развития, прогрессируя в сторону адекватного отражения действительности»28.

Системный анализ ГК РФ

Под термином система в рамках настоящей статьи понимается общепринятое в науковедении его определение как совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих определенным образом элементов, предназначенных для выполнения каких-либо функций, а в качестве системного анализа проведем структурный, функциональный и генетический анализ содержания понятия и термина интеллектуальная собственность в международных соглашениях с участием России.

В качестве главной функции гражданского законодательства, включающего ГК РФ и принимаемые на его основе законы, в первоначальной редакции первой части ГК РФ было определено регулирование имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.

Для этого ГК РФ в качестве основных функций Гражданского законодательства определял правовое положение участников гражданского оборота, основания для возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав; исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулировал договорные и иные обязательства29.

До принятия в декабре 2006 г. четвертой части ГР РФ состоял из трех частей, принятых в период с 1994 по 2001 гг. и включающих:

-

Раздел I. Общие положения

-

Раздел II. Право собственности и другие вещные права

-

Раздел III. Общая часть обязательственного права

-

Раздел IV. Отдельные виды обязательств

-

Раздел V. Наследственное право

-

Раздел VI. Международное частное право

Обращает на себя внимание наличие достаточно строгой внутренней логики структуры и содержания первых трех частей ГК РФ, позволяющих оптимально реализовать основные функции гражданского законодательства следующим образом.

-

Раздел I. Общие положения – определяет понятия лиц и объектов гражданских правоотношений, а также определяет правовое положение участников гражданского оборота.

-

Раздел II. Право собственности и другие вещные права – определяет основания возникновения и порядок осуществления основных имущественных прав - права собственности и вещных прав на различные виды имущества и объекты имущественных прав.

-

Раздел III. Общая часть обязательственного права и Раздел IV. Отдельные виды обязательств - регулирует договорные обязательства участников гражданского оборота имущества и имущественных прав.

-

Раздел V. Наследственное право – определяет порядок перехода прав на имущество и возникновение имущественных прав в порядке наследования.

-

Раздел VI. Международное частное право – регулирует имущественные отношения с участием иностранных лиц.

Таким образом, есть основания полагать, что структура и содержание частей 1-3 и разделов I - VI ГК РФ оптимально обеспечивали возможность реализации главной и основных функций гражданского законодательства.

При этом возможности развития гражданского законодательства продолжают обеспечиваться развитием и совершенствованием непосредственно норм ГК РФ и принятием и совершенствованием федеральных законов на основе ГК РФ.

Необходимо отметить, что с момента начала реформирования гражданского законодательства в 1991 г. до конца 2006 г. в бурных научных дискуссиях решалась главная проблема кодификации - определение правовой природы прав на результаты творчества, используемые в производстве30 и определение места соответствующих норм в системе ГК РФ.

В действовавшей с 1 января 1995 г. до 1 января 2008 г. ст. 138 ГК РФ31, именуемой «Интеллектуальная собственность», было определено, что «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак , знак обслуживания и т.п.)».

В пункте 1 ст. 2 ГК РФ было установлено, что «гражданское законодательство определяет …. основания возникновения и порядок осуществления исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также иные имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников».

При этом в п. 1. ст. 128 ГК РФ «Виды объектов гражданских прав»32 указывалось, что к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность)33; нематериальные блага.

Данные определения термина интеллектуальная собственность согласовывались с раскрытием п. VIII ст. 2 Конвенции, учреждающей ВОИС, понятия интеллектуальная собственность, включающего права, относящиеся к произведениям, исполнительской деятельности, изобретениям, научным открытиям, промышленным образцам, товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям - объектам интеллектуальной собственности.

Казалось, что логичным было бы размещение соответствующих, связанных с интеллектуальной собственностью норм в рамках ранее принятых разделов I – VI ГК РФ.

К этому пришло большинство специалистов в 2003-2005 гг. в результате общественных обсуждений первоначальных официальных и неофициальных проектов соответствующих разделов ГК РФ, однако в конце 2005 г. было принято, а в декабре 2006 реализовано волевое решение законодателя о принятии и введении в действие с 1 января 2008 г. четвертой части ГК РФ в виде отдельного Раздела VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и с кардинальным изменением содержания понятия интеллектуальная собственность и введения новых терминов интеллектуальные права, патентные права, права публикаторов и т.д.

Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ одновременно с введением в действие четвертой части ГК РФ с 1 января 2008 г. и отменой ст. 138 и 139 ГК РФ были внесены изменения в ст. 2 и 128 ГК РФ, где слова «исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность)» и «результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность)» были заменены соответственно на слова «права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальные права)» и «охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность)».

Из числа объектов гражданского права в ст. 128 ГК РФ при этом был исключен термин информация с соответствующей автоматически возникающей проблематичностью регулирования гражданским правом информационных отношений и гражданского товарно-денежного оборота различных информационных объектов, несмотря на то что согласно п. 1 ст. 5 действующего Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации" информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений, а также свободно использоваться любым лицом и передаваться одним лицом другому, если федеральными законами не установлены ограничения доступа к информации либо иные требования к порядку ее предоставления или распространения.

В результате завершения современной кодификации российского частного права34 общие и частные нормы права интеллектуальной собственности были не распределены в рамках ранее принятых и введенных в действие частей ГК РФ, а были включены в ГК РФ в виде отдельной и функционально обособленной четверной части ГК РФ, структурно отграниченной от вполне логичной системы первой, второй и третьей частей ГК РФ.

При этом в п. 4 ст. 129 ГК РФ было указано, что результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 1225) не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому, но права на такие результаты и средства, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты или средства, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены Гражданским кодексом.

Более того, с 2014 г. наименование ст. 1227 ГК РФ «Интеллектуальные права и право собственности» было изменено на «Интеллектуальные права и вещные права» и в неё был добавлен п. 3, в котором указано, что к интеллектуальным правам не применяются положения раздела II ГК РФ «Право собственности и другие вещные права», определяющего как известно статику прав на имущество и имущественные права.

Законодательное отграничение интеллектуальных прав от имущества и имущественных отношений согласно действующей редакции п. 3 ст. 1227 ГК РФ обострило проблемы правоприменительной практики и потребовало официальных разъяснений Пленума Верховного суда, который 29 марта 2019 г. определил, что «к отношениям, связанным с возникновением, переходом и предоставлением, прекращением, осуществлением, защитой прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (далее - средства индивидуализации), подлежат применению положения частей первой, второй, третьей ГК РФ, если иное прямо не предусмотрено частью четвертой ГК РФ и если их применение не противоречит существу отношений, урегулированных данной частью ГК РФ35 ».

В частности, в ст. 1226 ГК РФ указано, что интеллектуальные права включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а также личные неимущественные права и иные права (право следование, право доступа и другие), авторские права, смежные права, патентные права), в то время как согласно ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство регулирует имущественные и личные неимущественные отношения, а неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством (п. 3 ст. 2 ГК РФ).

Использование в четвертой части ГК РФ не согласованного с гражданско-правовым инструментарием термина интеллектуальные права создает проблемы в правоприменительной практике, на что постоянно указывали и продолжают указывать ведущие в этой области права специалисты [4, 6, 8, 15].

Основные концептуальные проблемы некорректности использования обобщенного понятия интеллектуальные права заключаются в несогласованности его содержания с положениями статьи 2 Конвенции, учреждающей ВОИС, неправомерности его распространения на средства индивидуализации, его отсутствии в международном законодательстве РФ и в законодательстве иных стран, необоснованном усложнении и запутывании принятой в гражданском праве классификация прав, на что при обсуждении проекта четвертой части прямо указывалось в Заключении Правового управления Государственной Думы (первое чтении) от 11 сентября 2016 [4].

Всё это существенно усложняет и даже нарушает классификацию гражданских прав и не соответствует общепринятой модели гражданских правоотношений, которая исходит из главной функции гражданского законодательства (регулирования имущественных и связанных с ними неимущественных отношений участников гражданского оборота (п. 1 ст. 2 ГК РФ) и строится на четком разграничении имущественных и связанных с ними личных неимущественных правоотношений в результате возникновения и осуществления гражданских имущественных и личных неимущественных прав, определяя правовое положение участников гражданского оборота.

Личные неимущественные права (права авторства), включаемые в состав нематериальных благ (ст. 150 ГК РФ) согласно п. 2 ст. 2 ГК РФ, могут защищаться гражданским законодательством, но не могут быть объектами имущества и имущественных отношений гражданского товарно-денежного оборота по причине своей неотчуждаемости и непередаваемости.

В связи с этим, включение личных неимущественных прав в состав интеллектуальных прав (ст. 1227 ГК РФ) реально ограничивает оборот интеллектуальных прав.

Существенным концептуальным противоречием действующей четвертой части ГК РФ является также её насыщенность нормами административных процедур оформления и рассмотрения заявок, патентования, регистрации, оплаты пошлин, административного рассмотрения жалоб и претензий, в то время как в ГК РФ определено, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется (п. 3 ст. 2 ГК РФ).

Однако главное даже не в юридических проблемах и противоречиях, а в том, что всё это существенно усложняет, запутывает и тормозит гражданский товарно-денежный оборот объектов и прав интеллектуальной собственности и имущественные товарно-денежные отношения в сфере внедрения науки в производство. Это неизбежно отбрасывает Россию ещё дальше на обочину научно-технического прогресса, препятствует инновационному развитию экономики страны и ещё больше усугубляет существующий системный кризис со всеми вытекающими из него экономическими и социальными негативными последствиями. Отсюда возникает вопрос: не является ли это конечной целью данного юридического эксперимента?

Анализ истории российских нормативных актов в гражданском праве показывает следующее:

-

до 1990 г. термин интеллектуальная собственность в нормативных актах российского гражданского права практически не использовался;

-

в период с 1 января 1995 г. до 1 января 2008 г. термин интеллектуальная собственность использовался в качестве синонима исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 138 ГК РФ);

-

с 1 января 2008 г. термин интеллектуальная собственность стал использовался в качестве синонима результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации (ст. 1225 ГК РФ).

История термина интеллектуальная собственность

Термин интеллектуальная собственность стал широко использоваться в международных нормативных актах сравнительно недавно - с 1967 г. в результате принятия Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС).

ВОИС была создана на базе Объединённых международных бюро по охране интеллектуальной собственности36, далее – «Объединенные бюро», образованных в конце 1892 году путём объединения двух «международных бюро»:

-

международного бюро Парижского союза по охране промышленной собственности, образованного в 1884 году в соответствии с Парижской конвенцией;

-

международного бюро Бернского союза по охране литературных, художественных и научных произведений, образованного в 1887 г. в соответствии со ст. 16 первоначального текста Бернской конвенции37.

Международное бюро Парижского союза находилось в ведении верховных властей Швейцарской конфедерации. Объединённые бюро были официально утверждены в соответствии с указом Федерального совета Швейцарии. Первым Генеральным секретарем Объединённых бюро был назначен член Национального совета Швейцарии Анри Морель (Henri Morel).

Первоначально штаб-квартира Объединённых бюро находилась в Берне, но в 1960 г. была переведена в Женеву - ближе к ООН и другим расположенным в этом городе международным организациям. С этого момента Объединённые бюро стали называть по французской аббревиатуре БИРПИ (BIRPI).

Представительство стран - членов Парижского союза и Бернского союза при Объединённых бюро не предусматривалось, в результате чего сформировалось движение, преследующее своей целью создание такой системы, при которой все страны, входящие в состав этих союзов, были бы представлены на равноправной основе. Эта цель была достигнута в ходе Дипломатической конференции, которая состоялась в Стокгольме в 1967 г., когда была проведена одновременная реформа административных норм Парижской конвенции и Бернской конвенции, вместе с принятием Конвенции, учреждающей ВОИС.

Согласно статье 24.1(а) Стокгольмской редакции Бернской конвенции (подтверждённой Парижским актом 1971 г.) устанавливалось, что Международное бюро ВОИС выступает преемником БИРПИ, то есть Объединённых международных бюро (Международного бюро Бернского союза, объединённого с Бюро Парижского союза). Международное бюро ВОИС приступило к выполнению своей деятельности в 1970 г., когда вступила в силу Конвенция, учреждающая ВОИС и административные нормы Стокгольмских актов от 14 июля 1967 г., касающиеся Парижской и Бернской конвенций.

Де-юре Объединённые бюро по охране интеллектуальной собственности (BIRPI, БИРПИ) считаются существующими до тех пор, пока все страны Союза не ратифицируют Конвенцию учреждающую ВОИС. Однако на практике правительство Швейцарии начиная с 1970 г. более не осуществляло функций, возложенных на него согласно предыдущим актам. В 1974 г. ВОИС стала специализированным учреждением системы ООН.

Последним Генеральным секретарём БИРПИ (1963—1970) и первым генеральным директором ВОИС (1970—1973), был Георг Боденхаузен.

Таким образом, термин интеллектуальная собственность уже более ста двадцати пяти лет используется в международных отношениях, в том числе и в тех, в которых принимали участие и Российская империя, и СССР, а в настоящее время и Россия; но только после 1967 г. стал широко использоваться в международных нормативных актах.

Появление термина интеллектуальная собственность в международном законодательстве и официально ратифицированных государствами международных соглашениях и договорах в начале второй половины ХХ в. связывают с тем, что в это время в экономическом обороте, общественном производстве и потреблении стали массово использоваться результаты интеллектуальной деятельности, особенно интенсивно после широкого массового распространения ЭВМ и телекоммуникационных технологий38.

В марте 1998 г. д-р Камил Идрис, Генеральный директор Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), представил государствам-членам ВОИС свою первую двухлетнюю программу, которая включала предложение об учреждении Консультативного комитета по вопросам политики с участием выдающихся международных экспертов из широкого круга областей, оказывающих влияние на сотрудничество в области интеллектуальной собственности и включающих политику, дипломатию и администрацию39.

После соответствующего одобрения государствами-членами Комитет был учреждён и провёл своё первое заседание в апреле 1999 г., в ходе которого был сделан вывод о том, что «снятие покрова мистики» с вопросов интеллектуальной собственности имеет решающее значение в мире, где влияние интеллектуальной собственности постоянно возрастает.

Для достижения этой цели Комитетом было принято решение о необходимости разработки Всемирной декларации по интеллектуальной собственности, далее – Декларации, которая могла бы заявить простым и ясным языком о преимуществах интеллектуальной собственности и охраны прав интеллектуальной собственности для всех и могла бы стать ценным вкладом в глобальную систему интеллектуальной собственности и ВОИС. Cпециальная группа экспертов разработала текст Декларации. После дополнительных обсуждений текст Всемирной декларации по интеллектуальной собственности был окончательно сформулирован и одобрен 26 июня 2000 г.40

Анализ содержания понятия интеллектуальная собственность с позиций нормативных актов ВОИС

В пункте viii ст. 2 Конвенции, учреждающей ВОИС, указано, что интеллектуальная собственность включает права, относящиеся:

-

к литературным, художественным и научным произведениям;

-

исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио и телевизионным передачам;

-

изобретениям во всех областях человеческой деятельности;

-

научным открытиям;

-

промышленным образцам;

-

товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям;

-

защите против недобросовестной конкуренции;

а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях41.

Анализ структуры данного определения показывает, что в содержание понятия интеллектуальная собственность включено две группы прав:

-

во-первых, «права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям, исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио и телевизионным передачам, изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям, промышленным образцам, товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям, защите против недобросовестной конкуренции»;

-

во-вторых, «все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности, в производственной, научной, литературной и художественной областях».

Наличие в данном определении слова включает означает, что понятие интеллектуальная собственность является по своей структуре сложным, включающим как минимум две группы прав, а именно:

-

одну группу прав, относящихся к конкретным объектам - литературным, художественным и научным произведениям, исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио и телевизионным передачам, изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям, промышленным образцам, товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям, к защите против недобросовестной конкуренции;

-

и другую группу прав, относящихся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

В качестве аналогии возможности и правомерности подобного толкования значения слова включает можно привести раскрытие содержания понятия интеллектуальные права в ст. 1226 ГК РФ, согласно которой интеллектуальные права включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права.

Обращает на себя внимание отсутствия в определении ВОИС каких-либо характеристик прав, включаемых в понятие интеллектуальная собственность, а именно - указания на их имущественный или личный неимущественный характер, что значимо для гражданско-правового регулирования их оборота и защиты согласно главной функции ГК РФ – регулирования имущественных и связанных с имущественными личных неимущественных отношений участников гражданского оборота ( ст. 2 ГК РФ).

Также стоит отметить отсутствие в Конвенции, учреждающей ВОИС, и в Декларации используемого в ГК РФ термина результаты интеллектуальной деятельности, что представляется вполне оправданным.

Действительно, для части охраняемых объектов интеллектуальной собственности авторство и права авторов не признаются, и не все объекты можно квалифицировать в качестве результатов интеллектуальной деятельности авторов.

В частности, в отношении практически всех средств индивидуализации (товарных знаков, фирменных наименований, коммерческих обозначений) авторство не определяется и законом в отношении этих объектов права авторов не охраняются, а в качестве товарных знаков и фирменных наименований, например, могут использоваться общеизвестные и общеупотребимые слова (Window’s, Apple и др.), фамилии (Ford, McDonald’s и др.), имена (Mersedes и др.) и другие обычные слова различных языков.

Проблематично также называть результатами интеллектуальной деятельности охраняемую конфиденциальную информацию (секреты производства, ноу-хау), наименования мест происхождения товаров, географические указания, селекционные достижения, действия недобросовестной конкуренции, исполнительскую деятельности артистов, звукозаписи, радио и телевизионные передачи.

Таким образом, есть основания полагать, что согласно п. viii ст. 2 Конвенции, учреждающей ВОИС, понятие интеллектуальная собственность не отождествляется только с правами, то есть интеллектуальная собственность не является только правом или правами, а в интеллектуальную собственность в качестве структурных элементов включаются права, относящиеся к открытому перечню объектов – продуктов интеллектуальной деятельности, и права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

В связи с этим важно выяснить, что является общим у указанных в данном понятии интеллектуальная собственность объектов интеллектуальной собственности из двух групп прав интеллектуальной собственности, одна из которых имеет отношение к объектам интеллектуальной деятельности, а другая – непосредственно к интеллектуальной деятельности.

В качестве общего характерного признака указанных в п. viii ст. 2 Конвенции, учреждающей ВОИС, объектов интеллектуальной собственности можно выделить их информационную природу.

Действительно все указанные в Конвенции, учреждающей ВОИС, в первой группе прав объекты интеллектуальной собственности при обязательном условии их соответствующего документального оформления, возможности идентификации и соответствия установленным критериям охраноспособности, можно рассматривать как различные информационные объекты и информацию, создаваемую и потребляемую в процессе интеллектуальной деятельности людей, а именно:

-

литературные, художественные и научные произведения – документированная информация о произведениях литературного, художественного и научного творчества;

-

программы для ЭВМ и базы данных – машиночитаемая информация;

-

изобретения – документированная информация о различных новых продуктах, способах их получения и применения;

-

товарные знаки – документированная информация о товарах, услугах и производителях товаров и услуг;

-

промышленные образцы – документированная информация о внешнем виде товаров;

-

фирменные наименования и коммерческие обозначения – информация о фирмах и предприятиях;

-

наименования мест происхождения товаров и географические наименования – информация о месте производства товаров и услуг;

-

звукозаписи, радио и телевизионные передачи – зафиксированная на материальных носителях информация об исполнительской деятельности;

-

защита против недобросовестной конкуренции – защита от несанкционированного использования охраняемой информации и объектов интеллектуальной собственности и от введения потребителей в заблуждение относительно производителей товаров и услуг.

При этом под термином информация можно понимать сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления, а под термином документированная информация (документ) - зафиксированную на материальном носителе информацию с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать42.

Вторую группу прав, указанных в определении п. viii ст. 2 Конвенции, учреждающей ВОИС, можно рассматривать как права потребителей интеллектуально воспринимаемой и используемой информации, касающейся и указанных в данном определении и иных охраняемых объектов интеллектуальной собственности.

Это подтверждается в частности тем, что в отношении практически всех режимов правовой охраны различных объектов интеллектуальной собственности предусмотрены возможности безвозмездного использования объектов интеллектуальной собственности без нарушения исключительного права, например для объектов авторского права – возможность безвозмездного использования в некоммерческих и учебных целях, для изобретений – право преждепользования и возможность несанкционированного использования; для товарных знаков в определенных условиях – право исчерпания; для секретов производства и ноу-хау – возможность самостоятельного независимого создания и использования и т.д.

Лингвистический анализ структуры данного определения интеллектуальная собственность показывает также, что общими словами в этих двух группах прав являются слова интеллектуальная деятельность, производные от слов интеллект и деятельность.

Понятие интеллект (от лат. intellectus - понимание, познание) согласно современному уровню развития психологии объединяет умственные, познавательные способности человека - ощущение, восприятие, память, представление, мышление и воображение, связанные с получением, запоминанием, обработкой и использованием информации и позволяющие человеку эффективно адаптироваться в окружающем мире43.

Согласно утвержденным 01 апреля 2010 г. Минобрнауки РФ Методическим рекомендациям по признанию результатов интеллектуальной деятельности единой технологией интеллектуальная деятельность - это умственная, мыслительная, познавательная и творческая деятельность человека44.

Обращает на себя внимание указание в данном официальном определении не только на творческую, но и на иную - умственную, мыслительную и познавательную интеллектуальную деятельность человека, который может быть как автором, так и потребителем.

В связи с этим под понятием интеллектуальная деятельность можно понимать различную умственную, познавательную и творческую деятельность людей в производственной, научной, литературной и художественной областях, направленную на создание, умственную обработку и использование информации посредством интеллектуальных способностей, причем это может быть не только интеллектуальная деятельность авторов-создателей охраняемых результатов творчества, но и интеллектуальная деятельность пользователей - потребителей информационных по свое природе объектов интеллектуальной собственности.

Таким образом, становится понятным и объяснимым приравнивание средств индивидуализации к результатам интеллектуальной деятельности и возможность сходной по средствам и методам регулирования их правовой охраны, поскольку они имеют сходную информационную природу и могут относиться к единому понятию объекты интеллектуальной деятельности.

В пункте 2 Всемирной декларации по интеллектуальной собственности45, далее - Декларации, определено, что термин интеллектуальная собственность означает любую собственность, признаваемую по общему согласию в качестве интеллектуальной по характеру и заслуживающей охраны, включая, но не ограничиваясь научными и техническими изобретениями, литературными или художественными произведениями, товарными знаками и указателями деловых предприятий, промышленными образцами и географическими указаниями.

Анализ этой формулировки показывает возможность нахождения в составе понятия интеллектуальная собственность научных и технических изобретений, литературных или художественных произведений, товарных знаков и указателей деловых предприятий, промышленных образцов и географических указаний; то есть в состав понятия интеллектуальная собственность могут включаться различные объекты интеллектуальной собственности, которые по общему согласию признаются собственностью.

Кроме этого п. 2 Декларации также указано, что термин права интеллектуальной собственности означает по существу права, закреплённые в ст. 27 Всеобщей декларации прав человека, принятой Организацией Объединённых Наций в 1948 г., и, в частности: «Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами» и «каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является».

Аналогичные по сути права человека отображены и в Конституции РФ, которая гарантирует гражданам право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29), право на образование (ст. 43), право на свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания и охрану интеллектуальной собственности законом (ст. 44).

Обращает на себя внимание указание в Декларации на определённый баланс прав пользователей и обладателей прав интеллектуальной собственности, причём в первую очередь названо право каждого человека на использование благ прогресса, который, как общеизвестно, обеспечивается преимущественно творческой интеллектуальной деятельностью в обществе, и только во вторую очередь названо право на защиту моральных и материальных прав авторов.

Таким образом, согласно Всемирной декларации по интеллектуальной собственности понятие интеллектуальная собственность может включать в себя в качестве составных элементов объекты интеллектуальной собственности, которые «по общему согласию признаются собственностью», а правоотношения интеллектуальной собственности должны учитывать не только права авторов, но и пользователей объектов интеллектуальной деятельности, то есть права потребителей.

В статье 35 Конституции РФ определено, что каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, а согласно ст. 209 ГК РФ содержание права собственности определяется как принадлежность собственнику права владения, пользования и распоряжения его имуществом.

В русском языке слово собственность согласно Словарю русского языка С.И. Ожегова означает: 1. Имущество, принадлежащее кому-чему-нибудь. Государственная собственность. Личная собственность. 2. Принадлежность кого-чего-нибудь кому-чему-нибудь с правом распоряжения. Право собственности. Социалистическая собственность. Частная собственность. Приобрести в собственность что-нибудь46.

Иными словами, содержание понятия собственность является сложным, двуединым, включающим в себя и имущество, и права на имущество (ст. 35 Конституции РФ, ст. 209, 213 ГК РФ).

Аналогично тому, как гражданско-правовой институт собственность включает в себя в качестве структурных элементов понятия объекты собственности и права собственности, так и формирующийся сейчас институт интеллектуальная собственность может включать в себя в качестве своих структурных элементов понятия объекты интеллектуальной собственности и права интеллектуальной собственности.

Это позволит диалектично объединить в одном понятии интеллектуальная собственность две, казалось бы, противоположные концепции - или отнесения интеллектуальной собственности к правам (не действующая в настоящее время ст. 138 ГК РФ), или отнесения интеллектуальной собственности к объектам – результатам интеллектуальной деятельности (действующая ст. 1225 ГК РФ).

При этом, строго говоря, и та и другая концепция не противоречит легальному раскрытию понятия интеллектуальная собственность в п. viii ст. 2 Конвенции, учреждающей ВОИС, в которой говорится о том, что «интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к объектам интеллектуальной деятельности….», именно – включает права, то есть не отождествляется только с правами; а также п. 2 Всемирной декларации интеллектуальной собственности, согласно которой термин интеллектуальная собственность означает любую собственность, признаваемую по общему согласию в качестве интеллектуальной по характеру и заслуживающей охраны, включая, но не ограничиваясь научными и техническими изобретениями, литературными или художественными произведениями, товарными знаками и указателями деловых предприятий, промышленными образцами и географическими указаниями.

Иными словами, раскрытие содержания понятия интеллектуальная собственность в Конвенции, учреждающей ВОИС, и во Всемирной декларации интеллектуальной собственности позволяет рассматривать термин интеллектуальная собственность в качестве сложного по структуре комплексного института, включающего в себя и права интеллектуальной собственности, и объекты интеллектуальной собственности.

Признание института интеллектуальная собственность комплексным, двуединым, включающим в себя в качестве основных структурных элементов и объекты интеллектуальной собственности, и права интеллектуальной собственности позволяет не только диалектично примирить сторонников проприетарной теории интеллектуальной собственности и сторонников теории исключительных прав, но и логично и эффективно реализовать определённую в ГК РФ главную функцию гражданского законодательства – обеспечение эффективного гражданско-правового регулирования имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников с реальной возможностью формирования экономики знаний и успешным инновационным развитием России.

Для приведения терминологии ГК РФ в сфере интеллектуальной собственности в соответствие с терминологией международного права и международных соглашений с участием России и снятия ограничений с возможности гражданского оборота объектов и прав интеллектуальной собственности представляется целесообразным:

-

заменить используемые в соответствующих статьях ГК РФ термины результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации на термин объекты интеллектуальной собственности;

-

включить термин интеллектуальная собственность в ст. 1226 ГК РФ и изложить её в следующей редакции «Ст. 1226 ГК РФ Интеллектуальные права. На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право интеллектуальной собственности, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие)»;

-

включить в ст. 128 ГК РФ в перечень объектов гражданских прав термины информация и имущественные права на использование информации.

Выводы

1.

Формулировки понятия интеллектуальная собственность в Конвенции, учреждающей ВОИС, и во Всемирной декларации интеллектуальной собственности позволяют рассматривать термин интеллектуальная собственность в качестве сложного по структуре комплексного института, включающего в себя и права интеллектуальной собственности, и объекты интеллектуальной собственности.

2.

Признание института интеллектуальная собственность комплексным, двуединым, включающим в себя в качестве основных структурных элементов и объекты интеллектуальной собственности и права интеллектуальной собственности позволяет диалектично примирить сторонников проприетарной теории интеллектуальной собственности и сторонников теории исключительных прав и эффективно реализовать определённую в ГК РФ главную функцию гражданского законодательства – обеспечение эффективного гражданско-правового регулирования имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников с реальной возможностью формирования экономики знаний и успешным инновационным развитием экономики России.

 

 


1Англ. - intellectual property, франц. - propriété intellectuelle.

2Англ. - General Agreement on Tariffs and Trade, GATT, ГАТТ.

3Англ. - Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights, TRIPS, ТРИПС.

4Принят на тридцать четвертом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ (Постановление № 34-6 от 7 апреля 2010 г.).

5http://www.rupto.ru;

6http://www.fips.ru;

7http://www.rgiis.ru;

8п. 2 ст. 1 Федерального закона от 30 декабря 2008г.N316-ФЗ «О патентных поверенных», ст. 1247 ГК РФ,

9Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник. ПРОСПЕКТ, 1996, <>emГаврилов Э.П., Добрынин О.В., Китайский В.Е., Леонтьев К.Б., Мухамедшин И.С. Право интеллектуальной собственности. Учебник. 2-е изд. перераб. и доп. М.: ПРОСПЕКТ, 2016. 896 с.; Право интеллектуальной собственности. Т. 1,2,3. Учебник/под общ. Ред. Д.ю.н., проф. Л.А. Новоселовой. М.: Статут, 2017; Зенин И.А. Право интеллектуальной собственности: учебник для магистров. 9 изд, перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт, 2014. 620 с. и др..

10http://www.wipo.int;

11http://www.wipo.int/reference/ru;

12постановление Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ № 34-6 от 7 апреля 2010 года.

13http://superpressa.ru;

14http://pravois.ru;

15Городов О.А. Интеллектуальная собственность: правовые аспекты коммерческого использования. Дисс. на соиск. д.ю.н. С.-Пб., 1999.; Близнец И.А. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: теоретико-правовое исследование. Дисс. на соиск. д.ю.н. М., 2003; Мерзликина Р.А. Гражданско-правовая регламентация интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Дисс. на соиск. д.ю.н. М., 2008; Агамагомедова С.А. Административно-правовой механизм защиты прав интеллектуальной собственности таможенными органами в условиях Евразийского экономического союза. Дисс. на соиск. д. ю.н. М., 2015 и др..

16Мухопад В.И. Экономика и коммерциализация интеллектуальной собственности : учебник / В.И. Мухопад. М. : Магистр, НИЦ ИНФРА-М, 2017. 512 с.; Бабкин С.А. Интеллектуальная собственность в сети интернет. М.: АО "ЦентрЮрИнфоР", 2006. 512 с.

17Кодификация российского частного права/под редакцией Д.А. Медведева. М.: Статут, 2008. 336 с. С. 18.

18Тыцкая Г.И., Китайский В.Е., Ревинский О.В. Изменения в четвертую часть ГК РФ: есть предложения// Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2013. № 4 с. 3-9.

19Интеллектуальная собственность в современном мире: монография / Под ред. И.А.Близнеца. Москва: Проспект, 2016. 672 с.

20Тыцкая Г.И., Китайский В.Е., Ревинский О.В. Изменения в четвертую часть ГК РФ: есть предложения// Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2013. № 4 с. 3-9; Гаврилов Э.П. …..

21Сергеев А.П. Применение правил Раздела II «Право собственности и другие вещные права» Гражданского кодекса РФ к отношениям интеллектуальной собственности//Журнал «Закон», № 12. 2018. С. 87-95.

22Цивилистическая концепция интеллектуальной собственности в системе российского права: Монография/ Под общ. Ред. М.А. Рожковой. М.: Статут, 2018. 271 с., С. 131; Некоторые аспекты правового регулирования: Монография / Новоселова Л.А., Рожкова М.А. М.: Норма: ИНФРА-М, 2016. 128 с., С. 11-12.

23http://www.ved.gov.ru/mdb/vto/intellectual_property/intellectual_property_rights/

24http://www.wipo.int/wipolex/ru/other_treaties/text.jsp?file_id=328976

25https://base.garant.ru/70670880/

26https://base.garant.ru/70675122/

27Осипов М.Ю. Системы в праве и правовые процессы: монография. - 2-е изд. М.: РИОР:ИНФРА-М, 2019 276 с.; Кашанина Т.В. Структура права: монография. Москва: Проспект, 2014. 584 с.

28Радько Т.Н.. Теория функций права: монография. М: Проспект, 2015. 272 с. С. 61.

29Пункт 1. ст. 2 ГК РФ в редакции на 1 января 1995 г.

30Формулировки из Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик 1991 г.

31В редакции ГК РФ от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ Часть первая ГК РФ.

32Там же.

33Выделено автором.

34Кодификация российского частного права/под редакцией Д.А. Медведева. М.: Статут, 2008. 336 с.

35Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

36франц. - Bureaux internationaux réunis pour la propriété intellectuelle – BIRPI, БИРПИ.

37Интеллектуальная собственность: Основные материалы: в 2-х ч.: Пер. с англ. – Новосибирск: ВО "Наука". Сибирская издательская фирма. 1993; https://ru.wikipedia.org/wiki/Объединенные_международные_бюро_по_охране_интеллектуальной_собственности.

38Kamil I. Intellektual property a power tool for economic growth. WIPO. 2003.

39https://rupto.ru/ru/documents/vsemirnaya-deklaraciya-po-intellektualnoy-sobstvennosti-ot-26-iyunya-2000-g

40Там же.

41 https://rupto.ru/ru/documents/konvenciya-uchrezhdayushchaya-vois#text_1

42Статья 2 Федерального закона РФ № 24-ФЗ от 20 февраля 95 г. «Об информации, информатизации и защите информации»; т. 2 Федерального закона РФ № 24-ФЗ от 20 февраля 95 г. «Об информации, информатизации и защите информации».

43«Введение в психологию. Учебник для студентов университетов» / Под общ. ред. В. П. Зинченко, А. И. Назарова, Н. Ю. Спомиора – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. 672 с.

44https://official.academic.ru/8214

45https://rupto.ru/ru/documents/vsemirnaya-deklaraciya-po-intellektualnoy-sobstvennosti-ot-26-iyunya-2000-g

46Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: 1991. С. 738.

 

Список литературы

1. Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. – 2-е изд. перераб. и доп. М.: Норма, 2007. 240 с. С. 71.

2. Андреев Ю.Н. Собственность и право собственности: цивилистические аспекты: монография. М.: Норма: ИНФА_М.2013 – 320 с. и др.

3. Бабкин С.А. Интеллектуальная собственность в сети интернет. М.: АО "ЦентрЮрИнфоР", 2006. 512 с.

4. Белая книга: история и проблемы кодификации законодательства об интеллектуальной собственности. Сборник документов, материалов и научных статей // Под ред. Лопатина В.Н. М., Издание Совета Федерации, 2007. 280 с.

5. Гаврилов Э.П., Добрынин О.В., Китайский В.Е., Леонтьев К.Б., Мухамедшин И.С. и другие. Право интеллектуальной собственности. Учебник. 2-е изд. перераб. и доп. М.: Проспект, 2016. 896 с.

6. Гаврилов Э.П. Право интеллектуальной собственности. Общие положения. XXI ВЕК. – Москва.: Юрсервитум, 2015. 494 с.

7. Зенин И.А. Право интеллектуальной собственности: учебник для магистров. М.: Юрайт, 2014. 620 с.

8. Интеллектуальная собственность. Актуальные проблемы теории и практики: сб научных трудов. Т.1. под ред. В.Н. Лопатина. М.: 2008. 312 с.

9. Интеллектуальная собственность в современном мире: монография / Под ред. И.А. Близнеца. Москва: Проспект, 2016. 772 с.

10. Интеллектуальная собственность: Основные материалы: в 2-х ч.: Пер. с англ. [Background reading material on intellectual property. World intellectual property organization. WIPO.1988]. Новосибирск: ВО "Наука". Сибирская издательская фирма. 1993.

11. Новоселова Л.А., Рожкова М.А. Интеллектуальная собственность: некоторые аспекты правового регулирования: монография. М.: Норма: ИНФРА-М, 2016. 128 с.

12. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, 2003. 752 с.

13. Судариков С.А. Право интеллектуальной собственности. Учебник. М.: "ПРОСПЕКТ", 2016. 368 с.

14. Труды по интеллектуальной собственности. Т. I. Проблемы интеллектуальной собственности в Гражданском кодексе России. Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, 1999. 160 с.

15. Цивилистическая концепция интеллектуальной собственности в системе российского права: Монография / Под общ. Ред. М.А. Рожковой. М.: Статут, 2018. 271 с.