Тенденции совершенствования законодательства Германии о защите авторских и смежных правах в сети Интернет

05 Августа 2021
Н.В. Бузова,
кандидат юридических наук,
ведущий научный сотрудник Центра исследования проблем правосудия,
ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия»
 
 

Германия стоит на пороге реформы законодательства об авторском праве и смежных правах. В августе 2021 г. вступит в силу Закон об адаптации авторских прав к требованиям цифрового внутреннего рынка (далее – Закон об адаптации)1, который направлен на содействие обеспечению баланса интересов обладателей авторского права и смежных прав и пользователей, а также лиц, предоставляющих онлайн-услуги в информационно-телекоммуникационных сетях.

Основанием для внесения изменений в законодательство, прежде всего, являются обязательства Германии как государства-члена Европейского Союза по адаптации положений Директивы Европейского Парламента и Совета от 17 апреля 2019 г. № 2019/790 «Об авторском праве и смежных правах на Едином цифровом рынке и изменения в Директивы 96/9/EC и 2001/29/EC» (далее - Директива 2019/790)2 и Директивы Европейского Парламента и Совета от 17 апреля 2019 г. № 2019/789, устанавливающей правила по осуществлению авторских и смежных прав, применимые к определенным онлайн-трансляциям вещательных организаций и ретрансляциям теле- и радиопрограмм, и вносящей изменения в Директиву Совета № 93/83/EEC (далее - Директива 2019/789)3.

Государства - члены Европейского Союза должны до 7 июня 2021 г. имплементировать положения указанных актов в свое национальное законодательство, в связи с чем предполагается адаптация законодательства Германии об авторском праве и смежных правах к требованиям этих директив.

Большинство изменений, которые вносятся в законодательство Германии, связано с использованием объектов авторского права и смежных прав в цифровой среде. Изменения коснутся не только Закона Германии от 9 сентября 1965 г. «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закон Германии)4, но и Закона Германии от 24 мая 2016 г. «Об осуществлении авторских и смежных прав обществами по коллективному управлению правами»5. Кроме того, предполагается отдельный закон, положения которого будут регулировать правоотношения с участием провайдеров онлайн-услуг по обмену контентом.

Прежде чем перейти к изложению основных новаций в законодательстве Германии, следует отметить, что в указанном законодательстве исключительные права, связанные с использованием произведений, делятся на две группы (§ 15 Закона Германии). Первая группа касается использования произведений в физической форме; к этой группе относятся, в частности, право на воспроизведение (§ 16 Закона Германии), право на распространение (§ 17 Закона Германии) и право на показ (§ 18 Закона Германии).

Вторую группу составляют права, связанные с сообщением произведения для всеобщего сведения в нематериальной форме, в частности: право на исполнение (§ 19 Закона Германии), право на доведение до всеобщего сведения (§ 19a Закона Германии), право на трансляцию (§ 20 Закона Германии), право на сообщение для всеобщего сведения посредством видео- или звуковых носителей (§ 21 Закона Германии), право на сообщение для всеобщего сведения передач и предоставление доступа посредством экранов, громкоговорителей и других технических средств (§ 22 Закона Германии), которые обобщенно называются «право на сообщение для всеобщего сведения». То есть, в соответствии с Законом Германии, такое право охватывает, в том числе действия по предоставлению доступа к произведениям в сети Интернет.

В части имплементации положений Директивы 2019/789 наиболее важным представляется определение дополнительной (вспомогательной) онлайн-услуги организации вещания, установление принципа страны происхождения в отношении действий, связанных с дополнительной (вспомогательной) онлайн-услугой, а также признание процесса «прямой передачи»6 программо-несущего сигнала пользователям с участием организации вещания и оператора, распространяющего сигналы, как единого действия по сообщению для всеобщего сведения.

В качестве дополнительной (вспомогательной) онлайн-услуги организации вещания рассматривается трансляция программы в сети Интернет одновременно с трансляцией другим способом (в виде прямой трансляции), а также доведение до всеобщего сведения программ, ранее транслировавшихся вещательной организацией в сети Интернет, доступ к которым может быть получен в течение ограниченного периода времени после трансляции (последующее предоставление доступа в медиатеках). Такой вспомогательной онлайн-услугой охватываются в том числе материалы, дополняющие программу (например, полные версии программ вещания).

(Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в соответствии с Законом Германии при признании исключительного права за организацией вещания не имеет существенного значения сфера вещания. Исключительное право за организацией вещания признается как при вещании в эфир и по кабелю, так и в сети Интернет. Однако в отношении параллельных трансляций произведений, например в эфир и в сети Интернет, второе действие рассматривается не как отдельный способ использования произведения, который охватывается исключительным правом, а как дополнительная онлайн-услуга. То есть для правоотношений, касающихся таких параллельных трансляций произведений в сети Интернет в режиме реального времени, предполагаются особенности в их правовом регулировании).

Предусматриваются положения, направленные на установление принципа страны происхождения в отношении осуществления авторских и смежных прав, относящихся к действиям, совершаемым в ходе предоставления вспомогательной онлайн-услуги. Воспроизведение и сообщение для всеобщего сведения произведений для выполнения дополнительных онлайн-услуг организации вещания считается осуществленным исключительно в государстве - члене Европейского Союза или государстве, подписавшем Соглашение о Европейском экономическом пространстве от 2 мая 1992 г.7, в котором находится головной офис организации вещания. Таким образом, для осуществления дополнительных онлайн-услуг организация вещания должна приобретать права у правообладателей только в отношении той страны, в которой она действует (где находится ее головной офис).

Если говорить о результатах интеллектуальной деятельности организаций вещания, то принцип страны происхождения применяется только к тем телевизионным передачам, которые полностью финансируются организациями вещания или являются новостными программами и репортажами о текущих событиях. Вместе с тем принцип страны происхождения не может применяться к спортивным передачам, в отношении которых Закон об адаптации делает исключение.

Закон об адаптации предусматривает, что если организация вещания передает программо-несущие сигналы распространителю сигналов без одновременного их сообщения для всеобщего сведения (прямая передача), и если распределитель сигналов сообщает для всеобщего сведения эти несущие программу сигналы (например, оператор кабельной службы или оператор онлайн-платформы, которые передают программу своим пользователям или подписчикам), то организация вещания и распространитель сигналов считаются участниками единого действия по сообщению для всеобщего сведения (п. 1 § 20d Закона Германии). В Директиве 2019/789 под «прямой передачей» сигнала понимается технический процесс, с помощью которого вещательная организация передает свои программо-несущие сигналы другой организации, которая не является организацией вещания, таким образом, что программо-несущие сигналы во время этой трансляции не доступны публике (п. 4 ст. 2). То есть в процессе вещания между организацией вещания и представителями публики может быть задействовано дополнительно лицо (в данном случае речь идет не об организации, обслуживающей коллективную антенну в многоквартирном доме, и не об организации, ретранслирующей сообщения передач). Можно предположить, что под распределителей сигнала могут подпадать, например, организации, предлагающие пользователям услуги цифрового, интерактивного телевидения. Таким образом, если в процессе сообщения для всеобщего сведения посредством вещания организации вещания появляется дополнительное лицо, распределитель сигнала, значит новое действие по использованию произведения (дополнительного способа использования) не осуществляется.

В то же время в случае, когда организация вещания сообщает передачи, которые могут быть непосредственно восприняты публикой, и направляет такие передачи через оператора, распределяющего сигналы, которые могут быть воспринимаемы представителями публики, - будут иметь место два разных действия по использованию произведения.

Учитывая новые технологические процессы, в Законе об адаптации ретрансляция рассматривается технологически нейтральной. Выражение «ретрансляция по кабелю» заменяется в Законе Германии «ретрансляцией», поскольку она может осуществляться не только по кабелю, но и иным способом: через спутник, мобильные сети, цифровые наземные сети и иные информационно-телекоммуникационные сети, включая сеть Интернет. Соответственно и права авторов распространяются на действия по использованию, когда ретрансляция осуществляется с применением различных технических средств. При этом осуществление правообладателями прав, связанных с вещанием (Senderecht, в переводе с немецкого право на трансляцию), возможно только через организации по управлению правами на коллективной основе. В то же время права организаций вещания в отношении их собственных передач освобождены от обязательного осуществления через общество по управлению правами на коллективной основе.

По вопросам использования произведений Закон об адаптации устанавливает правила отчетности об объеме использования произведений, доходах и выгодах в случае предоставления права использования произведения на возмездной основе, предусматривается возможность проведения процедур медиации и внесудебного разрешения споров, связанных с использованием произведений (§ 32d - 32f Закона Германии).

Вводятся дополнительные ограничения и исключения из авторского права и смежных прав, в том числе связанные с использованием баз данных, охраняемых смежным правом, для трансграничного преподавания и обучения в цифровой среде, для осуществления карикатур, пародий и пастишей (стилизации). Так, допускается осуществление интеллектуального анализа текста и данных для научных исследований, проводимых университетами, исследовательскими институтами и иными учреждениями, в которых такие исследования ведутся на некоммерческой основе.

В Законе об адаптации предусмотрен ряд положений, касающихся дополнительных смежных прав издателей прессы (§ 87f - 87k Закона Германии). Издателям прессы предоставляются исключительное право доводить до всеобщего сведения, воспроизводить полностью или частично публикации в прессе. В качестве пользователей применительно к исключительному праву издателей прессы рассматриваются не читатели публикаций прессы (физические лица, выступающие в качестве потребителей), а информационные посредники и сервисы в сети Интернет.

Изменению будет подвергнут и Закон Германии от 24 мая 2016 г. «Об осуществлении авторских и смежных прав обществами по коллективному управлению правами»8. В связи с увеличением использования результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях процесс заключения лицензионных договоров о предоставлении прав использования на такие результаты со всеми правообладателями в индивидуальном порядке становится более затратным. Проект Закона допускает возможность применения расширенного коллективного управления авторскими и смежными правами. Коллективные лицензии будут выдаваться как от имени лиц, результаты интеллектуальной деятельности которых включены в репертуар организации, так и от иных создателей. Лицо, произведение которого не входит в репертуар такой организации, может в любое время отказаться от предоставления своих прав такой организацией. Лицензии с расширенным эффектом смогут выдавать только организации, обладающие высокой деловой репутацией, и за такими организациями будет осуществляться надзор со стороны Ведомства Германии по патентам и товарным знакам.

В России расширенное коллективное управление может осуществляться только аккредитованными организациями по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе, и осуществление деятельности таких организаций находится под контролем Министерства культуры Российской Федерации (ст. 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ). Однако сфера расширенного коллективного управления не охватывает информационно-телекоммуникационные сети. Кроме того, такое управление правами по публичному исполнению, сообщению в эфир или по кабелю касается только исполнений, фонограмм и музыкальных произведений (с текстом или без текста) и не распространяется на иные виды произведений.

Особого внимания заслуживает новый Закон об авторско-правовой ответственности поставщиков услуг за распространение онлайн-контента (далее - Закон о платформах загрузки)9. Положения закона будут применяться к правоотношениям по использованию как объектов авторского права, так и смежных прав. В данном законе развиваются положения ст. 17 Директивы 2019/790. В этой статье и соответственно в Законе о платформах загрузки речь идет, в частности, о таких онлайн-сервисах, как YouTube, TikTok, Facebook и т.д.

В российском законодательстве до настоящего времени термин, обозначающий лицо, предоставляющее в информационно-телекоммуникационных сетях услуги, основной целью которых является управление площадкой по предоставлению онлайн-доступа представителям общественности к контенту и обмен таким контентом, не получил распространения. В Гражданском кодексе Российской Федерации и Федеральном законе от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон об информации) используются более общие термины: информационный посредник (например, в ст. 1253.1 ГК РФ) и провайдер хостинга (подп. 18 п. 2 Закона об информации). В российской правовой литературе также встречается такой термин, как провайдер онлайн-сервиса совместного использования контента [2]. В настоящей статье в отношении данных субъектов будет применяться условный термин «платформа загрузки».

В Германии, как и России, платформы загрузки относятся к информационным посредникам. Они должны в соответствии с Директивой Европейского Парламента и Совета (ЕС) от 9 сентября 2015 г. № 2015/1535 «Об установлении порядка предоставления информации в области технических регламентов и правил об услугах информационного общества (кодификация)» оказывать любую услугу, обычно предоставляемую за вознаграждение, дистанционно, электронными средствами и по индивидуальному запросу получателя услуг (ст. 1 п. 1 подп «b»)10. Основной целью таких услуг является хранение и предоставление доступа к большому объему контента, охраняемого авторским правом и смежными правами, который загружается на такую платформу третьими лицами. Такие лица организуют загрузку контента, упорядочивают его и рекламирует с целью получения прибыли. Они фактически вступают в конкурентные отношения за одну и ту же аудиторию с другими онлайн-сервисами, которые хранят контент. С одной стороны, такие платформы содействуют удовлетворению культурных и информационных потребностей общества, а с другой - позволяют использовать объекты охраняемые авторским права, права на которые принадлежат третьим лицам. Большая часть загружаемого на платформы контента (материалов) представляет собой объекты авторского права и смежных прав, в связи этим разрабатываемые механизмы направлены на содействие балансу интересов создателей и пользователей таких материалов.

Платформы загрузки рассматриваются как отдельная категория информационных посредников (сервис-провайдеров).

Платформы отличаются от таких информационных посредников как провайдеры хостинга, в отношении которых в соответствии с европейским законодательством не применяются положения об ответственности за нарушение авторских прав в сети Интернет, а также от контент-провайдеров, которые ответственны за содержание передаваемых материалов.

В соответствии с дореформенным законодательством Германии признавалось, что данная категория информационных посредников непосредственно не сообщает для всеобщего сведения охраняемые объекты, которые загружены на такие платформы, в связи с этим они не привлекались к ответственности за неправомерность размещенного на их ресурсах контента. Не рассматривались данные информационные посредники в случае неправомерного использования охраняемых объектов в сети Интернет и как соответчики, поскольку в соответствии с § 830 Гражданского кодекса Германии11, касающимся ответственности соучастников правонарушения (лиц, причинивших ущерб совместными противоправными действиями), должно быть подтверждено их намерение и осведомленность в отношении конкретного правонарушения. То есть они должны знать о неправомерном использовании объекта авторского права и смежных прав. Таким образом, в отношении таких платформ загрузки могли быть применены только судебные запреты (информационные посредники обязаны удалять неправомерно загруженный контент или ограничить к нему доступ), и не имелось оснований для взыскания компенсации.

Директивой 2019/790 определено, что платформы загрузки (провайдеры онлайн-услуг) должны нести ответственность за неправомерные действия, связанные с предоставлением доступа представителям общественности к объектам авторского права и смежных прав, в случае если они не предпримут определенные меры по недопущению неправомерного использования.

Вслед за Директивой 2019/790 в соответствии с указанным законом в Германии платформы загрузки будут признаваться ответственными за использование материалов, к которым представителям общественности предоставляется доступ. Предполагается, что они будут нести ответственность за сообщение для всеобщего сведения неправомерно загруженных на платформу материалов, которое фактически будет выражаться в их бездействии в отношении действий третьих лиц, совершенных без разрешения правообладателей, и возмещать ущерб таким правообладателям. При этом они не смогут ссылаться на послабления, предусмотренные для информационных посредников Директивой об электронной торговле12.

Учитывая положения ст. 17 Директивы 2019/790, не все информационные посредники, являющиеся «платформами загрузки», подпадут под действие нового закона. Исключения сделаны для некоммерческих онлайн-энциклопедий, некоммерческих образовательных или научных репозиториев, платформ разработки и распространения программного обеспечения с открытым исходным кодом, поставщиков услуг электронной связи, торговых интернет-площадок, облачных сервисов для бизнеса и облачных сервисов, которые позволяют пользователям загружать контент для собственного использования.

Установлена обязанность платформы загрузки по приобретению прав использования охраняемого объекта авторского права и/или смежных прав (права на сообщение для всеобщего сведения) на основании договора.

Данное право может быть непосредственно приобретено «по предложению» правообладателей, через представителей правообладателя, которые ему известны, а также через организацию по управлению авторскими или смежными правами.

К видам использования, которые не требуют разрешения автора, относятся цитаты, карикатуры, пародии и пастиши. При этом за такое использование цитат, пародий и т.д. предусмотрена выплата вознаграждения за сообщение для всеобщего сведения. Требование о выплате вознаграждения за указанное использование может быть предъявлено организациями по управлению авторскими правами.

Осуществлять мониторинг правомерности загрузки объектов авторского права и смежных прав возможно, в том числе в автоматическом режиме. Для отслеживания правомерности загрузки материалов на платформу могут быть установлены так называемые «фильтры», «программы-роботы» [1], а точнее «технологии распознавания содержания» [3]. Такие технологии позволяют автоматически анализировать все загружаемые файлы на предмет нарушения авторских и смежных прав и блокировать неправомерно загруженные материалы или удалять их [3]. В то же время Директива 2019/790 не требует в обязательном порядке применения фильтров для проверки правомерности использования охраняемых объектов. Достаточным условием для освобождения платформ загрузки от ответственности является недопущение неправомерного использования объектов авторского и смежных прав на интернет-ресурсах «на основе необходимой информации, предоставленной правообладателями» [4].

Закон о платформах загрузки предусматривает простую (§ 8) и квалифицированную блокировку (§ 7). Если лицо обнаружит на платформе загрузки результат интеллектуальной деятельности, обладателем исключительных прав на который оно является, и такое лицо не намерено предоставлять право использования этого результата, оно вправе потребовать квалифицированной блокировки такого объекта. При квалифицированной блокировке по требованию правообладателя платформа блокирует или удаляет соответствующий объект таким образом, чтобы объект не сообщался для всеобщего сведения и впредь не мог быть доступен, и представляет соответствующую информацию о блокировке правообладателю. Платформа загрузки должна также незамедлительно информировать пользователя о блокировке загруженного им контента и сообщить ему о праве обжаловать соответствующие действия. Процедуры по блокировке и уведомлению могут осуществляться, в том числе в автоматическом порядке.

В особом положении в Европейском Союзе и в Германии, в частности, находятся информационные посредники - стартапы, относящиеся к недавно созданным (предоставляющим услуги доступа на территории Европейского Союза не более 3 лет), годовой доход которых на территории Европейского Союза менее 10 миллионов евро, а также небольшие платформы загрузки, чей доход на территории Европейского Союза менее 1 миллиона евро. Информационные посредники-стартапы, если среднее ежемесячное количество посетителей их онлайн-сервисов не превышает 5 миллионов, и небольшие платформы загрузки освобождаются квалифицированной блокировки несанкционированного использования.

Простая блокировка предполагает прекращение платформой загрузки сообщения для всеобщего сведения произведения посредством его блокировки по требованию правообладателя и представлению им обоснованного указания на незаконное сообщение для всеобщего сведения произведения. При такой блокировке пользователь также информируется о произведенных действиях по блокировке контента. Блокировать будущее несанкционированное использование произведений информационный посредник обязан после предоставления правообладателем необходимой информации.

В России правила, касающиеся ограничения доступа (блокировки или удаления с информационного ресурса (сайта или страницы сайта в сети Интернет) к объекту авторского права и/или смежных прав установлены Законом об информации. Однако российским законом не установлена обязанность провайдера хостинга контролировать и самостоятельно блокировать будущие загрузки контента того же лица, аналогичного ранее заблокированному или удаленному, без обращения правообладателя.

Блокировка контента может осуществляться как при его загрузке, так и после нее. При загрузке материалов на платформу с автоматической блокировкой при загрузке у пользователя должна быть возможность маркировать использование контента как разрешенное в соответствии с законом. Посредством фильтра (технологии анализа содержания) должна проводиться проверка, в том числе наличия разрешения правообладателя на использование контента, принадлежность загружаемых материалов к категории разрешенных законом, а также присутствие в материалах элементов незначительного использования охраняемых объектов других создателей.

Сообщение для всеобщего сведения контента предполагается разрешенным, если в произведении содержится не более половины произведения другого лица (лиц) или объединены части (фрагменты), составляющие не более половины произведения другого лица (лиц), либо используется произведение третьего лица в незначительных пределах, установленных законом, либо произведение маркировано пользователем как «разрешенное» в соответствии с законом. При применении технологий, автоматизирующих процедуры проверки и блокировки, контент, предполагаемо разрешенный, сообщается для всеобщего сведения посредством платформы до тех пор, пока презумпция о его предполагаемом разрешении не будет опровергнута в процессе рассмотрения жалобы, то есть до момента окончания процедуры рассмотрения жалобы.

В качестве пределов незначительного использования указаны в отношении фильма или видеозаписи (движущегося изображения) - до 15 секунд, в отношении звуковой дорожки - до 15 секунд, в отношении текста - до 160 символов, в отношении фотографического произведения, фотографии или графического произведения - до 125 килобайт. Такое использование не должно преследовать коммерческие цели.

Если пользователем не установлен маркер о разрешении использования в соответствии с законом и загружаемый им контент не подпадает под категорию «незначительное использование», платформа обязана информировать пользователя о блокировке по требованию правообладателя и необходимости предоставления информации о полученном разрешении на сообщение для всеобщего сведения.

В случае если технология предполагает автоматическую блокировку пользовательского контента после загрузки, контент считается в течение 48 часов «предполагаемо разрешенным». При этом платформа информирует правообладателя о загруженных материалах и праве на подачу жалобы, а также сообщает пользователю о возможной блокировке контента и необходимости предоставления информации о полученном от правообладателя разрешении на соответствующие действия по использованию объектов авторского права и смежных прав.

Платформы выплачивают вознаграждение правообладателям за сообщение для всеобщего сведения «предполагаемо разрешенного» контента. Требование о выплате вознаграждения может быть предъявлено организацией по управлению правами на коллективной основе.

Платформы загрузки должны предусмотреть внутренние процедуры по урегулированию споров, а также создать соответствующие внешние органы по урегулированию споров, связанных с загрузкой охраняемых объектов. Создаваемый платформами загрузки механизм должен позволять осуществлять процедуры подачи жалоб в связи с блокировкой и сообщением для всеобщего сведения охраняемых объектов. Рассмотрение соответствующих жалоб посредством такого механизма должно быть оперативным и бесплатным. Заинтересованным сторонам должна быть предоставлена возможность давать соответствующие комментарии. Решение по жалобе должно быть принято в течение недели после ее подачи.

Для урегулирования споров платформы могут обращаться к внешним органам по урегулированию споров. Решение о признании внешнего органа компетентным в урегулировании соответствующих споров принимает Федеральное министерство юстиции Германии по согласованию с Ведомством Германии по патентам и товарным знакам.

При этом правообладатели и пользователи также могут обратиться в негосударственные арбитражные органы по альтернативному урегулированию споров, связанных с блокировкой и сообщением для всеобщего сведения информационными посредниками охраняемых объектов. Закон предусматривает создание Федеральным министерством юстиции по согласованию с Ведомством Германии по патентам и товарным знакам официального арбитражного органа, который правомочен рассматривать споры в случае отсутствия негосударственных органов по данным вопросам.

Ряд положений Закона о платформах загрузки направлен на предотвращение злоупотреблений возможностью блокировки как стороны правообладателей, так и со стороны платформ загрузки. Поскольку не исключены случаи, когда с требованием о блокировке может обратиться лицо, фактически не являющееся правообладателем, неоднократные требования такого лица о блокировке охраняемых объектов, права на которые принадлежат третьему лицу, либо объектов, находящихся в общественном достоянии, являются основанием для не применения процедуры блокировки по его требованию в будущем. Если такие требования предполагаемого правообладателя были предъявлены умышленно или по неосторожности, он будет обязан выплатить пользователю и платформе компенсацию за нанесенный ущерб.

Если злоупотребления имеют место со стороны пользователя и выражаются в том, что он неоднократно и ошибочно указывает, что использование объекта разрешено законом; платформой предпринимаются меры, направленные на предотвращение возможности в будущем указывать таким пользователем, что использование соответствующего объекта разрешено законом.

Негативные последствия в виде наложения судебного запрета предусмотрены и для платформы на случай, если она неоднократно и ошибочно блокирует разрешенное использование объектов.

Приведенное выше описание Закона о платформах загрузки показывает, что страны Европы в целях сокращения количества правонарушений, касающихся авторского права и смежных прав в сети Интернет, допускают использование платформами загрузки специальных технологий, «фильтров». Безусловно, использование такого специального программного обеспечения потребует дополнительных финансовых вложений, а также может снизить скорость работы платформы. Кроме того, в применении таких технологий можно усмотреть элементы цензуры и ограничения прав и свобод, касающихся творческой деятельности и распространения информации.

Но учитывая рост нарушений авторских и смежных прав в сети Интернет и увеличение нагрузки на судебные органы, нельзя исключать, что по такому пути могут пойти и другие страны включая Россию.

Функционирующие в Российской Федерации судебные органы призваны всесторонне и объективно рассматривать дела любой сложности и в любой сфере. Поскольку нарушенные авторские и смежные права могут принадлежать как физическим лицам, так и субъектам предпринимательской деятельности, дела о нарушениях авторских и смежных прав в сети Интернет рассматривают как суды общей юрисдикции, так и арбитражные суды, включая Суд по интеллектуальным правам. Но учитывая некоторые процессуальные преимущества, в частности, связанные с возможностью наложения предварительных обеспечительных прав, в последнее время существенно увеличивается количество дел рассматриваемых Московским городским судом.

Следует задумываться о новых механизмах, направленных не только на пресечение правонарушения и восстановление экономического положения правообладателей посредством мер превентивного характера, но и о средствах по предотвращению таких правонарушений. Кроме того, целесообразно проработать возможность применения дополнительных правовых механизмов по внесудебному урегулированию споров, связанных с нарушениями в сети Интернет. В этой связи при совершенствовании российского законодательства в области авторского права и смежных прав с учетом увеличения использования охраняемых результатов в информационно-телекоммуникационных сетях и появления новых онлайн-сервисов и новых бизнес-моделей, может быть полезен в опыт других стран в законодательстве, которых уже нашли определенное решение проблемы взаимодействия правообладателей и пользователей в цифровой среде.

 

 


1 Gesetz zur Anpassung des Urheberrechts an die Erfordernisse des digitalen Binnenmarktes. URL: https://dip.bundestag.de/vorgang/.../273942

2 Directive (EU) 2019/790 of the European Parliament and of the Council of 17 April 2019 on copyright and related rights in the Digital Single Market and amending Directives 96/9/EC and 2001/29/EC // Official Journal. L 130, 17.05.2019, pp. 92–125.

3 Directive (EU) 2019/789 of the European Parliament and of the Council of 17 April 2019 laying down rules on the exercise of copyright and related rights applicable to certain online transmissions of broadcasting organisations and retransmissions of television and radio programmes, and amending Council Directive 93/83/EEC // Official Journal. L 130, 17.05.2019, pp. 82–91.

4 Gesetz über Urheberrecht und verwandte Schutzrechte. URL: https://www.gesetze-im-internet.de/urhg/BJNR012730965.html

5 Gesetz über die Wahrmehmung von Urheberrechten und verwandten Schutzrechten durch Ververtungsgesellschaften. URL: https://www.gesetze-im-internet.de/vgg/BJNR119010016.html

6 На немецком языке такое действие именуется «die Direkteinspeisung». В данном случае речь идет не об объекте, а о процессе трансляции.

7 Abkommen über den Europäischen Wirtschaftsraum. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/DE/ALL/?uri=CELEX%3A21994A0103%2801%29.

8 Gesetz über die Wahrmehmung von Urheberrechten und verwandten Schutzrechten durch Ververtungsgesellschaften. URL: https://www.gesetze-im-internet.de/vgg/BJNR119010016.html

9 Gesetz über die urheberrechtliche Verantwortlichkeit von Diensteanbietern für das Teilen von Online-Inhalten. См.: § 3 Gesetz zur Anpassung des Urheberrechts an die Erfordernisse des digitalen Binnenmarktes. URL: https://dip.bundestag.de/vorgang/.../273942

10 Directive (EU) 2015/1535 of the European Parliament and of the Council of 9 September 2015 laying down a procedure for the provision of information in the field of technical regulations and of rules on information society services. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=CELEX%3A32015L1535

11 Bürgerliches Gesetzbuch. URL: https://www.gesetze-im-internet.de/bgb/__830.html.

12 Директива Европейского парламента и Совета от 8 июня 2000 г. № 2000/31/EC «О некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в частности электронной коммерции, на внутреннем рынке» (Directive 2000/31/EC of the European Parliament and of the Council of 8 June 2000 on certain legal aspects of information society services, in particular electronic commerce, in the Internal Market) // Official Journal. L 178, 17.07.2000, p. 1–16.

 

Список литературы

1. Арзуманян А.Б. К вопросу о европейской реформе авторского права // Вестник юридического факультета Южного федерального университета. 2018. № 3-4. С. 47 - 52.

2. Карпика А.Г. Актуальные вопросы защиты интеллектуальной собственности в информационной сфере // Юристъ-Правоведъ, 2020, № 2 (93). С. 23 - 27.

3. Лужина А.Н. Интернет-технологии и современное авторское право. (Обзор) // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 4: Государство и право. Реферативный журнал. 2020. № 2. С. 80 - 85.

4. Оркина Е.А. Интеллектуальная собственность в цифровой среде: проблемы и решения // Философия права. 2020. № 2 (93). С. 44 – 50.