Персонаж произведения как объект правовой охраны




Персонаж произведения как объект правовой охраны*

29 Декабря 2015
В.С. Сангулия,
студентка Юридического заочного института Московского государственного юридического университета имени О.Е.Кутафина(МГЮА)
 
 


"Журнал Суда по интеллектуальным правам", № 10, декабрь 2015 г., с. 76-80


Раскрывая содержание охраноспособности персонажа произведения, следует определить, что такое «персонаж» непосредственно в контексте авторского права. Определение понятия персонажа произведения содержится в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», где указывается, что «под персонажем следует понимать часть произведения, содержащую описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению: в письменной, устной, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме и других»1. Сам термин происходит от латинского слова «persona», которое означает действующих лиц спектакля, пьесы, кинофильма, романа, сценария, а также других подобных произведений. Существуют различные классификации персонажей произведения, но наиболее полной представляется классификация, предложенная Д. Борисенко2, по которой все персонажи можно разделить на следующие группы:

-

вымышленные персонажи, в том числе создаваемые артистами (одушевленные персонажи);

-

анимационные персонажи, в том числе из мультфильмов, кинофильмов и комиксов (неодушевленные персонажи);

-

реальные лица-знаменитости.

В США, например, на данный элемент произведения смотрят несколько шире. Недавно Апелляционный суд по Девятому округу США признал, что "персонаж" Бэтмобиль из комиксов BatMan является самостоятельным объектом авторских прав. Суть состоит в следующем: предприниматель Mark Towle изготавливал для продажи копии машин, использовавшихся в различных кинолентах; а компания DC Comics, владелец исключительного права на комиксы BatMan, подала иск против этого предпринимателя на том основании, что она владеет самостоятельным исключительным правом на персонаж своих комиксов – Бэтмобиль. Это дело вызывает особенный интерес хотя бы потому, что в нем был поставлен вопрос о возможности предоставления самостоятельной охраны автомобилю как персонажу произведения. В законе об авторском праве США3 нет понятия персонажа произведения (character), что позволяет американским судам достаточно свободно подходить к определению содержания персонажа произведения и выделению признаков, необходимых для признания персонажа самостоятельным объектом авторских прав.

Важно отметить, что в российской правовой системе для того, чтобы какой-либо результат интеллектуальной деятельности был признан объектом авторских прав, нужно, чтобы он отвечал критериям охраноспособности. Закон определяет два общих легальных критерия охраноспособности объектов авторского права.

Итак, авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, которые:

-

являются результатом творческой деятельности;

-

существуют в какой-либо объективной форме.

Отсутствие хотя бы одного из этих критериев не позволяет говорить о наличии произведения как объекта авторского права. Согласно п. 7 ст. 1259 Гражданского кодекса РФ4 объектом авторского права может выступать как произведение в целом, так и его часть (в том числе персонаж произведения), если по своему характеру эта часть может быть признана самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечает требованиям, установленным п. 3 ст. 1259.

Разумеется, не все образы и персонажи могут претендовать на охрану авторским правом. Например, традиционные и жанровые произведения, в том числе различные фольклорные персонажи, не могут быть объектами правовой охраны, так как они относятся к идее произведения, а идеи авторским правом не охраняются. Источниками для вымышленных персонажей являются в основном: литературные, кинематографические, художественные произведения, комиксы. Персонажи этих произведений могут претендовать на защиту авторского права только при условии, что они представляют не идею произведения, а оригинальное выражение этой идеи. Причем охрана авторским правом может предоставляться не только главным персонажам, но и второстепенным, если их описание, характеры, взаимоотношения с другими персонажами даны с такой степенью детализации, которая позволяет назвать их оригинальными и предположить возможность их самостоятельного использования. Можно предложить следующую формулировку охраноспособности различных категорий персонажей: так, на охрану авторским правом может претендовать имя персонажа, его внешний вид, иные индивидуальные характеристики. При этом персонаж должен быть оригинальным, и в его отношении должна иметься реальная и потенциальная возможность самостоятельного использования5.

Можно ли в названном примере про автомобиль говорить о том, что данный персонаж представляет собой не просто идею, а само оригинальное выражение этой идеи? Во-первых, название автомобиля (англ. Batmobile) является неологизмом и уже поэтому оно может защищаться авторским правом. Внешний вид Бэтмобиля позволяет ему выделяться из всех прочих автомобилей, то есть он, как персонаж, обладает индивидуальными внешними характеристиками. К тому же, его роль в серии комиков/фильмов занимает одно из главных и первостепенных мест в сюжете. Из всего вышесказанного вывод напрашивается сам собой: Бэтмобиль может быть использован самостоятельно, независимо от основного произведения, поэтому должен охраняться авторским правом. Данный автомобиль имеет уникальную личность, которая отличает его от прочих транспортных средств. Международная судебная практика, в том числе данное судебное решение, должна натолкнуть российских законотворцев на введение изменений в действующее законодательство с целью более подробной детализации признаков персонажа произведения, по которым суды могли бы с большей уверенностью определить, наделён ли спорный персонаж чертами, позволяющими отнести его к охраняемым объектам авторского права.

Как известно, впервые легальное закрепление авторско-правовой охраны персонажа произведения появилось с введением изменений в часть четвертую Гражданского кодекса РФ (п. 7 ст. 1259). Однако возможность признания части произведения самостоятельным объектом авторских прав была закреплена еще в п. 3 ст. 6 действовавшего ранее Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах»6. Признание могло иметь место только при наличии двух обязательных условий: 1) часть произведения должна быть "результатом творческой деятельности", 2) часть произведения "может использоваться самостоятельно". В настоящий момент формулировка о возможности самостоятельного использования заменена на возможность «признания самостоятельным результатом творческого труда автора».

Что представляют собой эти критерии в настоящее время?

Во-первых, любое произведение науки, искусства и литературы, а также части этих произведений должны быть результатом творческого труда автора, иначе они не будут являться объектами авторского права, и, следовательно, не будут иметь правовой охраны. Это общее требование, предъявляемое ко всем объектам авторского права. Во-вторых, персонаж должен быть выражен в объективной форме - так, чтобы персонаж был доступен восприятию посредством органов чувств человека. Данное требование также является общим.

В-третьих, персонаж должен обладать такими качествами, которые позволили бы ему быть признанным самостоятельным результатом творческого труда автора. Необходимо раскрыть, что представляет собой самостоятельный результат творческого труда автора. Это словосочетание в данном контексте может означать, что персонаж должен быть независимым, в достаточной степени оригинальным и самодостаточным, то есть персонаж должен обладать такими признаками, которые позволяют использовать его независимо от самого произведения.

Если рассматривать судебную практику, связанную со спорами на обладание правом на персонаж произведения, можно найти достаточно интересные судебные решения.

В 1966 г. Эдуард Успенский написал книгу «Крокодил Гена и его друзья». В 1966-1983 г. по мотивам этой книги на «Союзмультфильме» была создана серия всеми любимых популярных анимационных фильмов режиссера Романа Качанова. В советское время изображения персонажей этих мультфильмов (особенно – Чебурашки) часто помещались на различных товарах. В дальнейшем права на этих персонажей приобрели коммерческую ценность, но вопрос о владельце этих прав по существу так и остался нерешенным. Мультфильм создавался в ту историческую эпоху, когда действовал ГК РСФСР. В частности, он устанавливал, что авторские права на фильм принадлежат «предприятию, осуществившему его съемку», при этом автору сценария и авторам других произведений, вошедших составной частью в фильм, принадлежит авторское право каждому на свое произведение7. Можно прийти к выводу, что за художником сохраняются права на изображение персонажа мультфильма. Художником «Союзмультфильма» и автором визуального образа Чебурашки является Леонид Шварцман. В 2007 г. в суде общей юрисдикции он пытался отстоять свои права, предъявив иск к организации, реализующей зубную пасту с изображением Чебурашки. Но, как выяснилось, ответчик действовал по лицензионному договору с Эдуардом Успенским, который в свою очередь полагал, что он является надлежащим правообладателем в отношении этого персонажа, поскольку именно он и придумал Чебурашку. Ответчики оперировали тем, что художник фирмы-производителя сделал рисунок, руководствуясь описанием Чебурашки, содержащимся в книге Успенского. А тот факт, что получившееся изображение полностью совпадает с образом героя мультфильма, является случайностью. Головинский районный суд г. Москвы отказал в иске, сочтя, что ответчики действительно не использовали работ Шварцмана8. Чем руководствовался суд, вынося такое решение, трудно понять. Текст решения, к сожалению, не доступен, о нем известно лишь из прессы.

Вообще, персонаж Чебурашки фигурирует во многих судебных спорах. Сам Эдуард Успенский в 2011 г. предъявил в суде общей юрисдикции иск к организации, реализующей USB-накопители в форме Чебурашки. Действовала организация на основании лицензионного договора с ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция» (ОГК), правопреемником «Фильмфонд киностудии «Союзмультфильм». Успенский полагал, что он обладает правами на Чебурашку: и на персонажа книги, и на персонажа мультфильма. Но суды пришли к выводу, что персонаж в «литературной форме» и персонаж «в форме изображения» - это два разных объекта авторского права, исключительное право на первый из них принадлежит писателю, на второй же - ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция» (ОГК). Московский городской суд, рассматривавший дело в кассационной инстанции, согласился с решением суда общей юрисдикции и оставил без удовлетворения кассационную жалобу писателя9.

Если говорить о существующих проблемах в правовом регулировании персонажа произведения как объекта авторского права, можно сказать о некой неопределенности в наборе требований, предъявляемых к персонажу как к отдельному объекту правовой охраны. Так, Постановление Пленума Верховного суда и Высшего арбитражного суда № 5/29 2009 г. указывает на то, что «пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности полагаются созданными творческим трудом»10. Таким образом, в данном положении речь идет о презумпции создания произведений творческим трудом. Если презумпция распространяется на все произведение целиком, она должна распространяться и на его отдельные части. То есть истец не обязан доказывать, что данный конкретный персонаж был создан творческим трудом. Это подразумевается, пока не будет доказано обратное.

Но далее в «Обзоре судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав», а именно в п. 9, Верховный суд указывает на то, что «истец, обратившийся в суд, за зашитой прав на персонаж как на часть произведения, должен обосновать, что такой персонаж существует как самостоятельный результат интеллектуальной деятельности»11. В таком случае возникает вопрос: может ли объект, являющийся результатом творческого труда, быть не самостоятельным результатом интеллектуального труда? «Творческой обычно считается умственная, мыслительная, духовная, интеллектуальная деятельность, завершающаяся созданием творчески самостоятельного результата науки, литературы или искусства. Такая деятельность иногда называется продуктивной, в отличие от репродуктивной, выражающаяся в воспроизводстве готовых мыслей и образов по правилам формальной логики или иным известным правилам»12. Верховный суд указывает на то, что истцу необходимо доказать существование персонажа «как самостоятельного результата интеллектуальной деятельности». Отсюда второй вопрос: а не выходит ли, исходя из содержания Обзора Верховного суда, заключение о том, что презумпция создания произведений творческим трудом, сформулированная в п. 28 совместного постановления ВС РФ и ВАС РФ № 5/29, не действует в отношении части произведения? В пункте 10 указано следующее: «Незаконное использование части произведения, названия произведения, персонажа произведения является нарушением исключительного права на произведение в целом, если не доказано, что часть произведения является самостоятельным объектом охраны».

На мой взгляд, вырисовывается противоречие между данными положениями. Более удачной была бы такая формулировка, при которой истец, обращающийся в суд за защитой прав на персонаж как на часть произведения, должен доказать, что в отношении этого персонажа существует реальная или потенциальная возможность самостоятельного использования. Таким образом, при такой формулировке необходимо обосновать, что персонаж может существовать в отрыве от произведения и, соответственно, будет охраняться законом как самостоятельный объект авторских прав.

В заключение хотелось бы подвести основные итоги данного исследования. Российское законодательство устанавливает правовую охрану востребованных в настоящее время отдельных частей произведения, в том числе персонажа произведения. Положение о свободе творчества относится к основным гарантиям, закрепленным в Конституции Российском Федерации13, а предоставление правовой зашиты не только всему произведению, но и его части обеспечивает еще более полную и обширную защиту авторам от неправомерного использования результатов их творческой деятельности. Тем самым создаются необходимые условия для вовлечения в гражданский оборот всех охраняемых частей произведения отдельно от него самого.

В процессе подготовки данной статьи мною были выявлены следующие проблемы в правовом регулировании персонажа произведения:

1)

в настоящий момент суды не пришли к однозначному выводу относительно предмета доказывания в суде по вопросу предоставления защиты прав на персонаж;

2)

в существующих нормах, регулирующих данный вопрос, возможны разночтения.

В целом, что в правовой системе Российской Федерации есть все необходимые возможности для предоставления полноценной юридической охраны персонажу произведения, а существующая отечественная и международная судебная практика позволяет предположить, что есть необходимые предпосылки для выработки унифицированного и комплексного подхода к разрешению соответствующих судебных споров о нарушении авторских прав на персонаж произведения.

 


*Статья была прислана в качестве эссе на конкурс «Модель Суда по интеллектуальным правам», проводимого в рамках IV Международного IP Форума.

1Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 5/29 от 26 марта 2009 г "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Российская газета. 22 апреля 2009 г. . Федеральный выпуск № 4894.

2Борисенко Д. Персонаж как законодательно признанная часть произведения, на которую распространяется авторское право // Интеллектуальная собственность. Авторские и смежные права». № 2, 2011.

3Copyright Act 1976 Pub. L. No. 94-533, 90 Stat. 2541; October 19, 1976.

4Гражданский кодекс РФ // Собрание законодательства РФ. № 32. Государственная Дума. 21 октября 1994 г.

5Фридман В.Э. Охрана частей и структурных элементов произведения как объектов авторского права в России и США. 2005. С. 18.

6Закон Российской Федерации от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» // Российская газета. № 147.

7Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964). Ст. 486.

8Гаврилов Э.П. Авторские права на персонаж // Патенты и лицензии. 2011. № 12. С. 41-48.

9Определение Московского городского суда от 24 июля 2011 г. по делу № 33-19534.

10Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 5/29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", Российская газета.22 апреля 2009 г. Федеральный выпуск № 4894.

11Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав" (утв. Президиумом ВС РФ от 23 сентября 2015 г.)

12Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. 1972. С. 9, 10.

13Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. № 237. Ст. 44.