Проблемы ограничения использования результатов интеллектуальной деятельности в составе театрально-зрелищного представления

21 Октября 2019
И.Д. Озерский,
адвокат, старший партнер Адвокатского бюро «Канишевская и партнеры»,
Советник министра культуры Московской области
 
 

В условиях современного гражданского оборота существенно увеличивается значение объектов интеллектуальной собственности как объектов гражданских прав. Такое положение дел затрагивает все сферы общественной жизни и конечно же не может не затронуть сферу искусства, и в том числе театральное.

Театр - это место, где в итоге синтеза результатов творческой деятельности драматургов, композиторов, хореографов, актеров и других авторов и правообладателей рождаются новые произведения – театральные постановки. При этом определяющая роль в их создании принадлежит театру как лицу, взявшему на себя руководящие и координирующие функции в этом процессе.

В целях развития театрального искусства Указом Президента Российской Федерации 2019 год объявлен Годом театра в России. При этом наряду с развитием театрального искусства крайне важным становится вопрос об охране прав театра как участника гражданских правоотношений в сфере интеллектуальной собственности, так как на данный момент права театра в некоторых вопросах остаются недостаточно защищены.

Так, с точки зрения закона права на театрально-зрелищное представление имеют сложную структуру, при этом на одну чашу весов поставлены права и интересы авторов и правообладателей произведений, задействованных в спектакле, а на другую – права самого театра.

Здесь исключительно актуальным становится вопрос о поиске правовых механизмов, позволяющих соблюсти баланс интересов авторов, правообладателей результатов интеллектуальной деятельности и театров: необходим механизм, способный в равной степени обеспечить защиту прав театра на создаваемые и используемые в нем произведения театрального искусства и правообладателей произведений, включенных в созданные театром постановки.

Так, создание театрально-зрелищного представления как сложного объекта интеллектуальных прав представляет собой многокомпонентный процесс как с точки зрения деятельности лица, организовавшего создание сложного объекта, так и с точки зрения юридического оформления прав на указанный объект. Прежде всего стоит отметить, что в рамках постановки спектакля театрам приходится использовать сразу несколько результатов интеллектуальной деятельности: литературные произведения, их переработку, музыкальные произведения и их части, сценарные произведения, костюмы, декорации, исполнения и другие.

Применительно к исследуемому вопросу прежде всего необходимо определить место театральной постановки в системе объектов интеллектуальной собственности. Так, многокомпонентность театральной постановки в рамках правового поля охватывается понятием сложного объекта. Указанное родовое понятие вводится законодателем в ст. 1240 ГК РФ, которая, однако, не содержит его легальной дефиниции. Данная норма содержит в себе только закрытый перечень видовых понятий, входящих в родовое понятие сложного объекта: наряду с театрально-зрелищным представлением к сложным объектам относятся кинофильм, иное аудиовизуальное произведение, мультимедийный продукт, база данных. Таким образом, ввиду применения такого приема юридической техники, как эксплицитный тип определения понятия (перечневое определение), законодательство не дает исчерпывающего ответа относительно правовой природы сложного объекта и его ключевых признаках.

Еще в советское время к одному из основных характеристик сложного объекта отечественные цивилисты относили его комплексность, наличие в его составе нескольких результатов интеллектуальной деятельности. В своих научных трудах на этот признак указывали многие ученые, в частности Н.А. Райгородский, С.А. Чернышева, М.В. Гордон, М.И. Никитина, А.И. Павлов1.

Так, в заключении Исследовательского центра частного права при Президенте РФ по вопросам толкования и возможного применения отдельных положений ч. 4 ГК РФ указывается, что «сложными объектами могут быть признаны только такие объекты, которые, которые, с одной стороны, представляют собой единое целое (единый объект), а с другой стороны, имеют сложный состав (структуру), образуемый из совокупности разнородных результатов интеллектуальной деятельности»2.

Многие специалисты указывают на признак комплексности сложного объекта (В.С. Толстой3, Л.А. Новоселова4). В доктрине также нашла отражение мысль о том, что совокупность нескольких результатов интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта является единым целым и используется по общему назначению (Е.А. Мазур5).

Отдельного внимания заслуживает подход В.А. Дозорцева, который указал, что формирование сложного объекта является результатом многослойного процесса, когда одни лица своей творческой деятельностью создают элементы – объекты авторского или исполнительского права этих лиц, - используемые на втором этапе уже другими лицами для комплексного объекта в целом. В.А. Дозорцев также подчеркивает, что «многослойный интеллектуальный продукт существует в целом, включает все составляющие, без любого из них его объективно нет, хотя многие элементы могут быть использованы и обособленно, отдельно»6.

Таким образом, помимо использования в составе сложного объекта нескольких результатов интеллектуальной деятельности, следующим признаком сложного объекта является единство всех его составляющих, наличие такой взаимосвязи между ними, которая позволяет всем компонентам служить единой цели, а объекту, который они образуют, быть завершенным и неделимым с точки зрения общего назначения. Применительно к театрально-зрелищному представлению в литературе указывается, что театрально-зрелищное представление может включать в себя литературное (драматическое) произведение, декорационное и музыкальное оформление, режиссёрское решение и исполнение актёров. При этом обязательное требование заключается в наличии монолитного замысла, положенного в основу нового объекта и объединяющего все перечисленные результаты интеллектуальной деятельности7.

Координирующая роль в создании сложного объекта принадлежит лицу-организатору, наличие которого является еще одним признаком сложного объекта. Данное лицо аккумулирует права на результаты интеллектуальной деятельности, входящие в сложный объект. В указанной связи заслуживает внимания теория двухуровневой модели прав на сложные объекты, предложенная Е.С. Котенко (Е.С. Гринь) в рамках исследования мультимедийного продукта как объекта авторских прав8. На наш взгляд, названный подход применим и к театрально-зрелищному представлению: на первом уровне структуры театрально-зрелищного представления как сложного объекта все результаты интеллектуальной деятельности, входящие в его состав, сами по себе являются объектами авторских или смежных прав, и первоначально интеллектуальные права возникают у авторов и исполнителей составных частей сложного объекта. На втором уровне исключительные права на сложный объект в целом передаются его организатору.

Понятие лица-организатора вводится в ст. 1240 ГК РФ, при этом его легальное определение норма не содержит. Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума ВС РФ № 10 от 23 апреля 2019 г. «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 44) «под лицом, организовавшим создание сложного объекта (статья 1240 ГК РФ), понимается лицо, ответственное за организацию процесса создания такого объекта, в частности лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за создание соответствующего объекта (продюсер и т.п.)». Аналогичную позицию Верховный суд РФ занимал и ранее (см. совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 19.1)). Таким образом, законодательство и разъяснения, отражающие правовую позицию высшего суда, не содержат в себе ограничений относительно того, является ли организатор создания сложного объекта физическим либо юридическим лицом. Применительно к театральной постановке роль организатора может принадлежать как непосредственно театру, так и продюсеру, либо режиссер-постановщику. Так, режиссер-постановщик, выступающий организатором создания театрально-зрелищного представления, одновременно является обладателем смежных прав на указанную постановку (подп. 1 п. 1 ст. 1304 ГК РФ), то есть обладателем интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности (исполнение), вошедший в состав сложного объекта-театрально-зрелищного представления.

Как отмечает Л.А. Новосёлова, согласно ст. 1240 ГК РФ создается комплекс прав на своего рода «рамочный» объект, который закрепляется за особым лицом - организатором создания сложного объекта9.

Таким образом, применительно к театрально-зрелищному представлению к ключевым характеристикам данного вида сложных объектов можно отнести наличие в его составе нескольких охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, наличие общего творческого замысла, объединяющего указанные результаты интеллектуальной деятельности в единое и неделимое целое, наличие лица-организатора, осуществляющего руководство и координацию процесса создания сложного объекта.

По мнению ряда ученых, в частности В.В. Яровой, законодатель целенаправленно не включил сложный объект в перечень результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, которым предоставляется правовая охрана согласно ст. 1225 ГК РФ. Это означает, что сложный объект не рассматривается как самостоятельный объект интеллектуальной деятельности, а выступает понятием собирательным, позволяющим регламентировать отношения между лицом, организовавшим создание сложного объекта и обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности10.

С практической точки зрения наличие одного лица-организатора, руководящего созданием сложного объекта и аккумулирующего права на его составные части, призвано упростить коммерческий оборот прав на указанные объекты.

Согласно статье 1240 ГК РФ «лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает права на использование сложного объекта на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности».

Таким образом, применительно к театральным постановкам, существующая законодательная конструкция исключает возможность первоначального приобретения прав на спектакль непосредственно театром – как организатором создания сложного объекта интеллектуальных прав. Театр приобретает интеллектуальные права на театрально-зрелищное представление в целом посредством заключения соответствующих договоров с правообладателями существующих или специально создаваемых для включения в постановку объектов интеллектуальных прав.

В связи с указанными обстоятельствами можно констатировать зависимость театров от обладателей исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, входящих в состав театральной постановки, что на практике затрудняет деятельность театров. Театрально-зрелищные учреждения стремятся стать правообладателями произведений, которые войдут в состав театральной постановки, поэтому наиболее предпочтительным для театров (с точки зрения дальнейшего использования сложного объекта и распоряжения правами на него) основанием включения результата интеллектуальной деятельности в состав сложного объекта является заключение договора об отчуждении исключительного права на все результаты интеллектуальной деятельности, вошедшие в его состав. Это позволит обеспечить свободу гражданско-правового оборота театрально-зрелищного представления как сложного объекта интеллектуальных прав, осуществлять сделки по поводу театрально-зрелищных преставлений между театрами.

Если автор создаваемого для целей включения в спектакль произведения является штатным работником театрально-зрелищного учреждения (например, декоратор или хореограф), а создание указанного произведения осуществляется в пределах установленных для работника (автора) трудовых обязанностей, то исключительное право на служебное произведение согласно положениям ст. 1295 ГК РФ по умолчанию будет принадлежать театру, если трудовым или гражданско-правовым договором между театром и автором не предусмотрено иное.

Однако в процессе постановки новых спектаклей у театров зачастую возникает необходимость заказа произведений для включения в театральное представление (например, музыкального произведения) у автора, не состоящего в штате театрально-зрелищного учреждения. При этом театр в силу специфики своей деятельности ограничен в выборе авторов, которые могли бы создать произведение для включения в состав определенной постановки. Юридически оформление правоотношений между театром и автором происходит посредством заключения между ними договора авторского заказа. Нормами части 4 ГК РФ об авторском заказе, а именно ст. 1288 ГК РФ для автора предусмотрены альтернативные варианты передачи прав на созданное произведение театру. Договором авторского заказа может быть предусмотрено отчуждение заказчику исключительного права на произведение, которое должно быть создано автором, или предоставление заказчику права использования этого произведения в установленных договором пределах, то есть на условиях лицензионного договора.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 1240 ГК РФ «в случае, когда лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает право использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в такой сложный объект, соответствующий договор считается договором об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено соглашением сторон».

Таким образом, несмотря на то, что положениями ст. 1240 ГК РФ презюмируется отчуждение исключительного права на специально создаваемый для целей включения в состав сложного объекта результат интеллектуальной деятельности, законодатель включил в текст указанной статьи оговорку, в соответствии с которой права на использование объекта интеллектуальных прав могут передаваться организатору по лицензионному договору, подразумевающему лишь приобретение театром права использования результата интеллектуальной деятельности.

Вероятно, что в случае использования результатов интеллектуальной деятельности, входящих в сложный объект, на основании лицензионного договора с автором или правообладателем, распоряжение сложным объектом в целом, например, отчуждение прав на него, может быть сопряжено с рядом трудностей. В таком случае, помимо заключения одного договора на отчуждение прав на сложный объект между лицом-организатором и приобретателем, дополнительно необходимо юридически оформить правоотношения по поводу перевода прав и обязанностей по лицензионным договорам на лицо, приобретающее сложный объект, что усложняет коммерческий оборот прав на сложные объекты в целом.

На практике авторы, которым театр заказывает создание произведений для целей включения в театральную постановку, нередко злоупотребляют правом выбора между отчуждением исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и предоставлением права их использования (заключением лицензионного договора) в пользу последнего.

Между тем, вероятно, что правила регулирования отношений между создателем сложного объекта и авторами произведений, вошедших в его состав, скорее направлены на поддержание благоприятных условий для создателя и упрощение коммерческого оборота созданных объектов.

Так, законодательно установлен запрет на реализацию автором результата интеллектуальной деятельности, вошедшего в состав сложного объекта, права на отзыв произведения, если указанное произведение входит в состав сложного объекта (п. 2 ст. 1269 ГК РФ). В пункте 17 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г., указывается на то, что «правовой режим сложного объекта распространяется на единое целое завершенное произведение, в котором невозможность использования хотя бы одной составляющей его части приведет к утрате авторского замысла создателя сложного объекта и повлечет невозможность его дальнейшего применения. Автору произведения, вошедшего в сложный объект, согласно положениям п. 1 ст. 1240, п. 1 ст. 1229, абзаца второго п. 2 ст. 1, ст. 1269 ГК РФ право отзыва произведения не принадлежит, и оно не ставится в зависимость от того, кому принадлежат интеллектуальные права на сам сложный объект. Причиной отказа указанной категории авторов в праве на отзыв произведения является необходимость защиты прав и охраняемых законом интересов организатора создания сложного произведения, других авторов сложного объекта, поскольку без произведения, являющегося неотъемлемой частью сложного объекта, его дальнейшее использование невозможно»11.

Кроме того, в целях соблюдения баланса интересов лица-организатора и авторов произведений, вошедших в состав сложного объекта, положениями п. 2 ст. 1240 ГК РФ предусмотрено, что «условия лицензионного договора, ограничивающие использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, недействительны». При этом использование результата интеллектуальной деятельности, включенного в сложный объект, охватывается способами, предусмотренными ГК, в частности ст. 1270, 1317, 1324.

Вместе с тем вероятно, что положения действующего законодательства содержат в себе нормы, создающие определенные препятствия для лица-организатора в свободном и беспрепятственном осуществлении прав в отношении сложного объекта. Так, согласно абзацу 3 п. 1 ст. 1240 ГК РФ «лицензионный договор, предусматривающий использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, заключается на весь срок и в отношении всей территории действия соответствующего исключительного права, если договором не предусмотрено иное».

Относительно деятельности театров как организаторов создания театрально-зрелищных представлений это означает, что театр поставлен в зависимое положение от авторов объектов, вошедших в состав постановки, которые отказались отчуждать исключительные права на свои произведения, так как при заключении лицензионного договора авторы вправе предусмотреть ограничения по сроку и территории.

По мнению некоторых исследователей, в частности Э.П. Гаврилова, возникает противоречие между двумя различными положениями ст. 1240 ГК РФ, так как исключения, ограничивающие право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта недопустимы12.

В Постановлении Пленума ВС РФ № 10 от 23 апреля 2019 г. «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (абз. 2 п. 44) указано, что «абзац третий пункта 1 статьи 1240 ГК РФ допускает возможность согласования в договоре только условий о сроке и территории действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта. Ничтожны условия лицензионного договора, ограничивающие использование теми или иными способами результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта и таким образом создающие препятствия для использования сложного объекта в целом (пункт 2 статьи 1240 ГК РФ)».

Аналогично, в разъяснениях совместного Постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ (п. 19.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»), которое действовало до принятия Постановления Пленума ВС РФ № 10, указывалось, что «применяя абзац третий пункта 1 и пункт 2 статьи 1240 ГК РФ, следует учитывать: пункт 2, определяющий, что условия лицензионного договора, ограничивающие использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, недействительны, предусматривает запрет на ограничение лицензионным договором способов использования такого результата. Абзац же третий пункта 1 статьи 1240 Кодекса допускает возможность определения в договоре иного срока и иной территории действия исключительного права на указанный результат, нежели установлены законом».

В Комментарии к совместному Постановлению Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (утратило силу) под ред. К.Б. Ярошенко указывается что в рамках п. 19.2 Постановления высшие суды высказались об отсутствии противоречия между содержанием абзаца третьего п. 1 и п. 2 ст. 1240 ГК РФ, поскольку п. 2 ст. 1240 ГК РФ предусматривает запрет на ограничение лицензионным договором способов использования такого результата, в то время как абз. третий п. 1 ст. 1240 ГК РФ касается определения срока и территории действия исключительного права, в отношении которых возможно внесение изменений в договор по соглашению сторон13.

Аналогично в Комментариях к Постановлению Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 (утратило силу) под руководством Л.А. Новоселовой и М.А. Рожковой указывается, что изначально абз. 3 п. 1 ст. 1240 именно и писался как исключение из общего запрета, установленного в п. 2 ст. 1240, поэтому противоречия между этими нормами нет. В то же время, по мнению авторов Комментариев, «можно посчитать излишне ограничительным указание на то, что абз. 3 п. 1 ст. 1240 ГК РФ касается только способов использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта. Запрет ограничения использования таких объектов по способам означает, например, что автор музыки к кинофильму не может ограничить использование этой музыки только показом в кинотеатре и запретить использование путем распространения копий фильма на DVD-дисках. Но думается, что наряду с ограничениями по способам использования сюда же могут быть отнесены и другие ограничения, например, в зависимости от того, преследует ли использование коммерческие цели или нет. Они также должны рассматриваться как недопустимые применительно к сложному объекту»14.

Возвращаясь к вопросу о праве авторов результатов интеллектуальной деятельности, входящих в состав сложного объекта, установить в лицензионном договоре иной срок и территорию действия исключительного права, необходимо отметить, что на практике лица, обладающие правами на результаты интеллектуальной деятельности, входящие в состав театрально-зрелищного представления, зачастую используют указанную диспозитивную норму, содержащуюся в законодательстве, передавая права на использование результата интеллектуальной деятельности на непродолжительный срок, что порождает для театра затруднения в деятельности и накладывает ограничения на использование постановки. Кроме того, поскольку срок договора устанавливается по соглашению сторон, срок действия права на использование различных результатов интеллектуальной деятельности, входящих в состав постановки, может быть различным, что может привести к возникновению ситуации, при которой использование театрально-зрелищного представления как сложного объекта становится невозможным в силу истечения срока действия с одним из авторов и его отказом от заключения договора на новый срок.

Также стоит отметить, что в силу специфики своей деятельности театр ограничен в выборе авторов, которые могут создать по заказу произведение для включения в состав определенного театрально-зрелищного представления. При этом заменить автора зачастую не представляется возможным, так как в рамках постановки спектакля критерии выбора того или иного автора очень сильно зависят от его индивидуальных особенностей.

Таким образом, представляется, что возможность наложения авторами ограничений по сроку использования объектов интеллектуальных прав в составе сложного произведения в конечном итоге может привести к тем же последствиям, что и возможность реализации авторами права на отзыв, которая, как указывалось выше, законодательно запрещена. Театральная постановка представляет собой единое целостное оконченное произведение, в котором невозможность использовать хотя бы один из объектов интеллектуальных прав, вошедших в ее состав, приведет к утрате авторского замысла ее создателя, в результате чего ее целостность будет нарушена, а дальнейшее использование невозможно.

Определенные проблемы возникают у театров и в связи с ограничениями, налагаемыми авторами входящих в спектакли произведений, относительно территории действия прав. В случае когда авторы составных частей театральной постановки заключают с театром-организатором лицензионные договоры с ограничениями по территории, демонстрация спектакля на гастролях становится невозможной без согласования с ними, что фактически создает препятствия к свободному распоряжению театрами правами на постановки. Специалисты также отмечают, что в случае изменений в гастрольном графике возникает необходимость заключения с авторами произведений, вошедших в соответствующий спектакль, дополнительных соглашений, в которых согласно новому графику гастролей будут изменены территория и сроки использования их произведений15.

Таким образом, диспозитивность правового регулирования в области юридического закрепления прав на сложные объекты за лицами, организовавшими их создание, применительно к театральной деятельности в конечном итоге создает препятствия в распоряжении театрами правами на театральную постановку в целом. Более того, под угрозу может быть поставлено само ее существование, так как от волеизъявления автора входящего в постановку результата интеллектуальной деятельности зависит, во-первых, выбор основания для передачи прав на результаты интеллектуальной деятельности организатору, а во-вторых, в случае заключения лицензионного договора установление срока передачи указанных прав и территории их действия.

 

 


1См.: Райгородский Н.А. Авторское право на кинематографическое произведение. Л., 1958. С. 39; Чернышева С.А. Правоотношения в сфере художественного творчества / Отв. ред. М.М. Богуславский. М., 1979. С. 80; Гордон М.В. Советское авторское право. М., 1955. С. 195; Никитина М.И. Авторское право на произведения науки, литературы и искусства. Казань, 1972. С. 58; Павлов А.И. Авторское право на кинематографическое произведение в СССР: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1972. С. 4.

2Заключение Исследовательского центра частного права по вопросам толкования и возможного применения отдельных положений части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (редакционный материал) // Вестник гражданского права. 2007. № 3. С. 120-130.

3Толстой В.С. Гражданское информационное право. М.: Изд-во Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, 2009. 296 с.

4Право интеллектуальной собственности. Т. 1. Общие положения: Учебник / Под общ. ред. д.ю.н., проф. Л.А. Новоселовой. М.: Статут, 2017. 512 с.

5Мазур Е.А. Понятие и признаки сложного объекта по законодательству Российской Федерации // Юридический мир. 2012. N 3. С. 36-37.

6Дозорцев В.А. Право на фильм как сложное многослойное произведение // Вестн. ВАС РФ. 2000. № 3. С. 64, 66.

7Вахитова Ю.И. Анализ сложного объекта интеллектуальных прав на примере театрально-зрелищного представления // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2015. Вып. 2(28). C. 41–48.

8Котенко Е.А. Мультимедийный продукт как объект авторских прав. Автореф. дисс. … кандидата юридических наук: 12.00.03. – М., 2012. 26 с.

9Научно-практический комментарий судебной практики в сфере защиты интеллектуальных прав / В.О. Калятин, Д.В. Мурзин, Л.А. Новоселова и др.; под общ. ред. Л.А. Новоселовой. М.: Норма, 2014. С. 156.

10Яровая В.В., Костенко М.А. Правовой режим сложных объектов в аспекте модернизации гражданского законодательства России // Власть Закона. 2016. N 1. С. 107 – 116.

11Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.) («Бюллетень Верховного Суда РФ», № 11, ноябрь, 2015)

12Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть четвертая / Э. П. Гаврилов, О. А. Городов, С. П. Гришаев [и др.]. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. С. 51.

13Павлова Е.А., Каминская Е.И., Трахтенгерц Л.А. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации И Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Комментарий судебной практики / под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2012. Вып. 17. С. 3-76.

14Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации / В.О. Калятин, Д.В. Мурзин, Л.А. Новоселова и др.; рук. проекта Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова. М.: Статут, 2011. Вып. 17. 293 с.

15Кукол В.. Журнал «Юрист компании»: https://www.law.ru/article/1550-u-nas-hvataet-prozaichnyh-voprosov-v-tom-chisle-s-nedvijimostyu

 

Литература

1. Вахитова Ю.И. Анализ сложного объекта интеллектуальных прав на примере театрально-зрелищного представления // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2015. Вып. 2(28). C. 41–48.

2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть четвертая / Э.П. Гаврилов, О.А. Городов, С.П. Гришаев [и др.]. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. 784 с.

3. Гордон М.В. Советское авторское право. М.: Госюриздат, 1955. 232 c.

4. Дозорцев В.А. Право на фильм как сложное многослойное произведение // Вестн. ВАС РФ. 2000. № 3. С. 62–73.

5. Котенко Е.А. Мультимедийный продукт как объект авторских прав. Автореф. дисс. … кандидата юридических наук: 12.00.03. М., 2012. 26 с.

6. Мазур Е.А. Понятие и признаки сложного объекта по законодательству Российской Федерации // Юридический мир. 2012. № 3. С. 36–37.

7. Никитина М.И. Авторское право на произведения науки, литературы и искусства. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1972. 135 с.

8. Право интеллектуальной собственности. Т. 1. Общие положения: Учебник / Под общ. ред. д.ю.н., проф. Л.А. Новоселовой. М.: Статут, 2017. 512 с.

9. Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации / В.О. Калятин, Д.В. Мурзин, Л.А. Новоселова и др.; рук. проекта Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова. М.: Статут, 2011. Вып. 17. 293 с.

10. Научно-практический комментарий судебной практики в сфере защиты интеллектуальных прав / В.О. Калятин, Д.В. Мурзин, Л.А. Новоселова и др.; под общ. ред. Л.А. Новоселовой. М.: Норма, 2014. 479 с.

11. Павлов А.И. Авторское право на кинематографическое произведение в СССР: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М.,1972. 23 с.

12. Павлова Е.А., Каминская Е.И., Трахтенгерц Л.А. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Комментарий судебной практики / под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2012. Вып. 17. С. 3–76.

13. Райгородский Н.А. Авторское право на кинематографическое произведение. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1958. 69 c.

14. Толстой В.С. Гражданское информационное право. М.: Изд-во Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, 2009. 296 с.

15. Чернышева С.А. Правоотношения в сфере художественного творчества / Отв. ред. М.М. Богуславский. М.: Наука, 1979. 167 c.

16. Яровая В.В., Костенко М.А. Правовой режим сложных объектов в аспекте модернизации гражданского законодательства России // Власть Закона. 2016. № 1. С. 107 – 116.

17. Заключение Исследовательского центра частного права по вопросам толкования и возможного применения отдельных положений части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (редакционный материал) // Вестник гражданского права. 2007. № 3. С. 120–130.

18. Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 11.